Комментарии ЧАТ ТОП рейтинга ТОП 300

стрелкаНовые рассказы 75021

стрелкаА в попку лучше 11073 +5

стрелкаВ первый раз 4761 +2

стрелкаВаши рассказы 4322 +2

стрелкаВосемнадцать лет 3068

стрелкаГетеросексуалы 8957 +3

стрелкаГруппа 12779 +4

стрелкаДрама 2588 +1

стрелкаЖена-шлюшка 2257 +3

стрелкаЖеномужчины 1933

стрелкаЗапредельное 1397

стрелкаИзмена 11353 +5

стрелкаИнцест 11172 +8

стрелкаКлассика 317 +2

стрелкаКуннилингус 2712 +2

стрелкаМастурбация 2001 +2

стрелкаМинет 12530 +5

стрелкаНаблюдатели 7531 +3

стрелкаНе порно 2729

стрелкаОстальное 991

стрелкаПеревод 7082 +12

стрелкаПереодевание 1189

стрелкаПикап истории 638

стрелкаПо принуждению 10266 +1

стрелкаПодчинение 6550 +1

стрелкаПожилые 1412

стрелкаПоэзия 1449

стрелкаПушистики 139

стрелкаРассказы с фото 2123 +7

стрелкаРомантика 5374 +1

стрелкаСекс туризм 452

стрелкаСексwife & Cuckold 2288 +2

стрелкаСлужебный роман 2296 +1

стрелкаСлучай 9748 +4

стрелкаСтранности 2606 +1

стрелкаСтуденты 3459 +1

стрелкаФантазии 3139 +3

стрелкаФантастика 2614 +2

стрелкаФемдом 1084 +1

стрелкаФетиш 3087

стрелкаФотопост 779

стрелкаЭкзекуция 3086

стрелкаЭксклюзив 281

стрелкаЭротика 1705 +2

стрелкаЭротическая сказка 2383 +1

стрелкаЮмористические 1490

Выбивания страйков

Автор: Сандро

Дата: 28 марта 2024

Перевод, Не порно

  • Шрифт:

Картинка к рассказу

Throwing Strikes от offkilter123

************************************

Семнадцатилетний старшеклассник Ли Ларкин сидел в одиночестве в конце блиндажа (землянка – место, отведенное для сидения игроков одной команды в ожидании своей очереди на биту). Его товарищи по команде и тренеры старательно его избегали, оставив Ли наедине со своими мыслями; на первом месте у всех было извечное суеверие.

Ли надел шлем, взял биту и направился в круг на палубе. Он взмахивал битой в такт разминке питчера соперника; бита со свистом рассекала воздух. Необычная для игры такого масштаба толпа в жуткой тишине наблюдала за тем, как Ли делает свои взмахи в возможно последнем иннинге серии.

Серии.

До этой игры серия для Ли не была событием. Он болел за своих товарищей по команде из блиндажа, но игрового времени у него не было. Теперь они играют в третьем и последнем матче чемпионата штата, и временами Ли чувствует странную отстраненность от происходящего. Казалось, что он наблюдает за кем-то другим.

Команда Ли, «Дикие коты» из школы Фергюсона, играет с «Сэнди» из школы Амарилло. Технически, как узнал Ли, их название – «Золотая песчаная буря», хотя никто не называет их иначе как «Сэнди». Это – турнир с двойным отсевом, и первые две игры они разделили. Победитель этой игры становится чемпионом штата в классификации 6А (среди 32 самых больших школ по числу учащихся старших классов).

Обычно игра проходит на стадионе в Арлингтоне, где играют «Техасские рейнджеры», но из-за того, что мега-поп-звезда Тони Спид продли свой концерт в Далласе еще на два вечера, игра проходила в средней школе Фергюсона. Были поданы протесты, но «Рейнджеры» не уступили. Два дополнительных вечера концерта Тони Спид, которые принесут прибыль, против бейсбольного матча в средней школе? Из-за этого решения обе команды безуспешно боролись за стадион для чемпионата штата.

Первые несколько игр Ли мог слышать разговоры людей на трибунах, но после третьего иннинга трибуны практически замолкли. По мере того как продолжалась игра, людей становилось все больше и больше. Трибуны были заполнены до отказа, чтобы посмотреть игру, люди выстроились вдоль ограждений. Ли обвел взглядом трибуны, покачивая битой, чтобы расслабить мышцы плеч перед пробными взмахами. Бейсбольный пончик (утяжеленное кольцо, надеваемое на конец бейсбольной биты для разминки во время игры в бейсбол) на конце биты издавал свистящий звук, рассекая воздух. Это был единственный звук на бейсбольном поле, так как все взгляды были прикованы к Ли в круге на палубе.

Ли еще раз окинул взглядом трибуны, но не увидел ни матери, ни говнюка Барри. По крайней мере, там была Слоан, сидела рядом с родителями. Пока Слоан – рядом с ним, он может мириться со многим жизненным дерьмом. Красивая девушка с каштановыми волосами заметила, что Ли смотрит на нее, улыбнулась и помахала ему рукой. От нее исходили любовь и гордость за него.

Взгляд Ли скользнул взглядом за ограждение центрального поля, где наблюдал одинокую фигуру, стоявшую с биноклем у глаз. Ли знал, что наблюдатель находится на расстоянии ровно четыреста пятьдесят восемь метров. Ни на сантиметр ближе четырехсот пятидесяти семи, и ни на сантиметр дальше четырехсот пятидесяти восьми. Судебный запрет очень четкий и ясный, и Ли не сомневался, что если наблюдающий нарушит его, то либо его мать, либо говнюк Барри вызовут полицию.

Игра началась так же, как и любой другой матч плей-офф, с нервозности и паники, которых следовало ожидать от мальчишек-подростков, внезапно получивших задание играть на большие ставки при равном счете в серии. Ли был одет так же, как и все остальные игроки «Котов», но не думал, что ему придется играть. Он не играл весь год. Локтевая коллатеральная связка после операции по ее восстановлению, которую он перенес одиннадцать месяцев назад, зажила, но тренер Борден постоянно отказывался ставить Ли в состав. Время шло, рука заживала, а сухожилие, пересаженное с левой ноги, становилось все крепче и эластичнее. Рука Ли чувствовала себя прекрасно, но он продолжал сидеть на скамейке запасных.

Он просидел бы и эту игру, если бы не тот факт, что Стив Гилмер, основной подающий игрок (питчер), на уроке труда сломал себе большой палец. Тренер Борден был зол, а Стив смущен. Он говорил тренеру, что все еще может подавать, но тренер велел Стиву отсидеться и записал Ларкина питчером и девятым бьющим (бэттером). Впервые за год Ли должен был выйти на поле в качестве питчера.

Будучи хозяевами поля, «Коты» вышли на поле первыми и будут бить в нижней части иннинга (в нападении).

Выполняя разминочные подачи, Ли почувствовал, как на него снизошло всепоглощающее спокойствие. Гнев и смущение, испытываемые им до сих пор, покинули его, и он вдруг почувствовал себя легче и энергичнее, чем в последние недели. Чувства по отношению к матери и к говнюку Барри больше не омрачали его разум. Он сошел с каучукового покрытия и посмотрел за ограждение центрального поля на одинокую фигуру, стоящую далеко от поля и толпы. В знак молчаливого признания он направил к нему козырек бейсболки.

Ли сделал свою последнюю разминочную подачу, а затем, когда мяч был переброшен от Гэри Нила на первую базу, а затем по полю, подошел Гэри, его лучший друг и кэтчер.

– Как дела, Ли? – спросил Гэри.

– Сегодня моя рука чувствует себя отлично. Я собираюсь немного ее нагрузить.

Гэри нахмурился.

– Уверен, что это безопасно? Достаточно подлечился?

Ли пожал плечами.

– Думаю, скоро узнаем.

Гэри похлопал Ли по спине и рысью вернулся в дом, чтобы начать первый иннинг.

Первый бэттер в игре вошел в зону бэттера и немного присел, расставив ноги. Гэри своей перчаткой заказал четырехшовный фастбол (подача, при которой вращение мяча проявляет четыре шва, и мяч как бы поднимается, мешая бэттеру правильно оценить скорость броска), и полученный в результате бросок прозвучал как выстрел из винтовки, когда мяч попал в перчатку Гэри.

Гэри в шоке уставился на Ли. Он едва успел увидеть мяч, как тот оказался в его перчатке. Он повернулся к дисплею PITCHf/x (система камер для отслеживания скорости и местоположения поданного бейсбольного мяча), чтобы проверить скорость подачи Ли.

95 миль в час.

Он медленно повернулся к Ли, в недоумении пожавшему плечами. Тренер Борден смотрел на него с открытым ртом, как и тренер Амарилло. Первый страйк.

Гэри снова заказал четырехшовный фастбол. Ли кивнул, а затем начал разминаться.

Второй страйк.

На скорости 98 миль в час.

Гэри запросил у судьи перерыв и затрусил к холму питчера.

– Какого черта, Ларкин? Откуда это?

– Не знаю, Джи. Рука чувствует себя отлично, а вся эта херня между мамой, папой и говнюком Барри, похоже, вылетела у меня из головы. Думаю, я смогу бросать даже быстрее, чем сейчас.

– Чувак, не повреди себе руку, – предупредил Гэри.

– Ни за что, – ответил Ли.

Следующей подачей Ли был его сплиттер (обманчиво медленный бросок с захватом мяча двумя пальцами буквой V), который бэттер проморгал, когда тот срезал угол домашней базы, и это было засчитано как страйк три.

Второй бэттер промахнулся на первой подаче Ли, которая обернулась поп-ап фолом (слабый мяч, долго держащийся в воздухе) за пределами площадки, который Гэри легко поймал, сделав второй аут.

Третий бэттер нанес удар по первой подаче Ли, фастболу с раздвоенным пальцем (быстрый мяч, брошенный с захватом так, чтобы быстро опускаться по мере приближения к площадке), где мяч неожиданно сменил траекторию, не долетев до домашней базы. Первый страйк.

Бэттер наблюдал за тем, как вторая подача Ли, чейндж-ап (медленная подача, выполняемая тем же движением, что и фастбол, с целью обмануть бэттера), срезает угол тарелки, и это был второй страйк.

Третья подача Ли – четырехшовный фастбол на уровне колена, прямо в центр тарелки. Бэттер наблюдал, как он пролетел мимо, и был засчитан третий страйк.

Третий аут.

Три аута при счете 7 подач.

В нижней части первого иннинга «коты» действовали ненамного лучше, чем «Сэнди» в своей половине иннинга. Гэри Нил, первый бэттер, вышел вперед, а затем попал в двойную игру (ситуация в бейсболе, когда команда, которая не отбивает, пытается ударить по мячу и убежать, выводит из игры двух игроков бьющей команды, обычно бэттера и одного из бегунов). Третий игрок «Котов», шорт-стоп Тоби Хьюз, отбил мяч в правое поле и завершил иннинг.

Первая половина второго иннинга была очень похожа на предыдущую. Ли удалось отвлечься от проблем, происходивших в его личной жизни, когда он столкнулся с нападающим «Сэнди». Бэттер отбил первую подачу Ли – слайдер. Ударом был короткий дриблинг назад к Ли, который он отбил одной рукой, легко сделав бросок первому как раз вовремя, чтобы выбить бегуна.

Первый аут.

Второй бэттер взял два заказанных страйка, а затем сделал неловкий поздний замах на четырехшовный фастбол Ли.

Второй аут.

Третий бэттер отбил первую подачу Ли – чейндж-ап, превратилась в поп-ап фол прямо рядом с тренерской будкой третьей базы. Терри Тайлер, третий бейсмен, легко поймал фол.

Три аута при общем количестве подач двенадцать после полутора иннингов.

«Котам» удалось вывести бегунов на первую и третью линии, когда второй иннинг закончился, при счете 0:0 по оукончании двух иннингов.

Первые две подачи Ли в третьем иннинге были кривыми мячами (выглядят как фастбол, но имеют резкие смены направления движения), которые, казалось, зависли над тарелкой, как спелые апельсины, прежде чем упасть на колени бэттера. Попытки бэттера отбить мяч напоминали попытки убить змей садовой тяпкой. Гэри запрашивал четырехшовный фастбол. Третий страйк на скорости 102 мили в час.

Первый аут.

Тренер «Амарилло» крикнул «тайм-аут», подошел к домашней базе и стал жаловаться судье, бурно жестикулируя. Тренер Борден тоже подошел к домашней базе, чтобы послушать.

– Я никогда не видел, чтобы школьники бросали так быстро! Здесь что-то не так!

Судья снял маску, чтобы поговорить с тренером из Амарилло.

– Я тоже никогда не видел, чтобы питчер бросал так быстро, ни в школе, ни в колледже, ни среди профессионалов, – сказал судья. Он посмотрел в сторону тренера Бордена. – Тренер, кто этот парень? Тренер из Амарилло говорит, что раньше он никогда не играл, и думает, что он – рингер (незаконный участник соревнования, выдающий себя за другого).

Тренер Борден покачал головой.

– Ли Ларкин – старшеклассник школы Фергюсона. Это его третий год в команде. В прошлом году ему сделали операцию по восстановлению разорванной коллатеральной связки внутри локтя. Это его первая игра после операции.

Судья покачал головой и усмехнулся.

– Чем же ему заменили сухожилие? Адамантием? Ладно, тренеры, давайте начнем игру.

Второй и третий бэттеры играли чуть лучше, чем первый. Второй выбил мяч с трех подач, а третьему удалось попасть по мячу на второй подаче Ли. Мяч приземлился в полуметне от домашней базы, и Гэри, не теряя времени, смог выбить его из игры.

Три аута при двадцати подачах после двух с половиной иннингов. Девять бэттеров и двадцать подач означали, что в среднем Ли делал менее двух с четвертью подач на одного бэттера.

***

В перерыве между иннингами тренеры и судьи собрались вместе для короткого совещания с представителем UIL (университетской межвузовской лиги), наблюдающим за игрой чемпионата штата. После совещания тренеры сообщили о результатах своим командам. Игру транслирует подканал далласского филиала ABC, но из-за подачи Ли теперь ее показывали по ESPN (сеть развлекательных и спортивных программ), который, как и ABC, принадлежит компании Disney. Игра получила национальный резонанс, потому что никто еще не видел, чтобы школьный питчер бросал мяч со скоростью более 100 миль в час.

«Коты», которым пришлось бороться с коллективным нервным расстройством, после того как они вдруг узнали, что игру показывают по национальному телевидению, снова не смогли забить ни одного мяча в своей половине игры и вскоре вышли на поле, чтобы начать четвертый иннинг.

Четвертый иннинг Ли прошел очень похоже на его же третий. Три победы и три поражения при девяти подачах Ли.

В пятом иннинге игрок «Амарилло» попытался заложить бэнт (удар при котором бэттер подставляет биту блокируя мяч). От быстрого броска Ли мяч отскочил от биты и попал прямо в перчатку Ли. Следующий бэттер пробил в аут со второй подачи Ли, а третий отбил две подачи, после чего пропустил третий страйк.

Три аута при общем количестве подач тридцать пять.

Когда «Коты» зашли в блиндаж в конце пятого иннинга, другие тренеры и игроки сели отдельно от Ли, как это традиционно для питчера, который находится между возможным ноу-хиттер (игра, где питчер не пропускает ни одного удара) и идеальной игрой (игра, где питчер проводит не менее девяти иннингов, при этом ни один бэттер из команды соперника не достиг ни одной базы). Он понял, что происходит, и облегчил всем задачу, сев в конце скамейки. Ли заметил, что трибуны заполнены гораздо больше, чем в начале игры. Он также смог слышать обрывки разговоров людей, сидящих возле блиндажа.

– Чтобы показать эту игру, восьмой канал прервал свою трансляцию...

– ESPN включил трансляцию восьмого канала...

– Игра выходит на национальный уровень...

–.. .самый выдающийся пример питчинга, который только можно вспомнить...

–.. .чумовой... он взорвал Твиттер...

Ли встряхнул головой, чтобы прочистить мозги, и сосредоточился на поставленной задаче. Он не хотел разочаровать своих товарищей по команде. Прежде всего Ли хотел добиться успеха для своей команды. Кроме Слоан, «Коты» – это все, что у него осталось. Команда была для него всем.

Ли сделал страйк в третьем иннинге и повторил свой подвиг в пятом. Ни один из «Диких котов» не смог забить в пятом, так что, по окончании пяти иннингов счет оставался равным – 0:0.

Когда «коты» вышли на поле, чтобы начать шестой иннинг, в толпе зрителей воцарилась тишина. Все понимали, что наблюдают за чем-то необычным. Каждая подача в арсенале Ли была результативной. Его фастболы развивали скорость, невиданную ранее ни на одном уровне. Камеры PITCHf/x зафиксировали скорость его самой быстрой подачи в 106 миль в час. Сто шесть. Миль. В. Час.

Игроки «Амарилло» едва не плакали от разочарования.

– Попасть по мячу? Я даже не вижу этого чертова мяча!!! – было слышно как кричал один из игроков «Амарилло» своему тренеру.

Краем глаза Ли заметил репортера, берущего интервью у Слоан и Грейди Нила, отца Гэри. Он пожал плечами. Слоан была уравновешенной и осмотрительной и не скажет ничего такого, чего ей не следует говорить. Грейди Нил – совсем другой. Он – один из лучших друзей отца Ли и немного вспыльчив.

Шестой иннинг почти повторил предыдущий. Три победы и три поражения. Было сделано шесть подач, один страйк-аут и два падающих на базу поп-апа.

Три аута при количестве подач сорок одна за пять с половиной иннингов.

В конце шестого иннинга первые два бэттера «Котов» были выведены из игры после трех страйков, но чудесным образом следующие три получили возможность попасть на базу. Но они так и не смогли попасть туда, поскольку из игры выбыл шестой бэттер. Все в блиндаже продолжали избегать Ли. Это было не просто данью уважения давнему бейсбольному суеверию. Все члены команды понимали, что наблюдают событие, которое бывает раз в жизни. Они испытывали благоговейный трепет с оттенком нервозности. Как такое может быть на школьной игре? Такого не случалось даже в более высоких.

В последнем иннинге игры по правилам средней школы Ли показал себя еще более уверенным, чем в предыдущих. Его фастболы были до жути точны. Во время разминки, куда бы Гэри ни подставлял свою перчатку, Ли умудрялся забивать ракету в лузу. Три победы, три поражения, только на этот раз Амарилло попробовали новую тактику. Каждый бэттер пытался отбить мяч. Пытались, потому что, когда ты даже не видишь, как летит мяч, все что ты можешь сделать, – это повернуться лицом к питчеру, держать биту на уровне пояса и молиться, чтобы задеть хоть часть мяча. Что и удалось сделать каждому бэттеру на первой подаче.

А потом – сразу в аут.

Три победы, три поражения при количестве подач сорок четыре в семи иннингах.

В конце седьмого иннинга Ли был ведущим бэттером. Он отбил первую подачу и сумел пробить по линии третьей базы. Мяч ударился о камень или другой посторонний предмет и отскочил через перчатку игрока с третьей базы, сумев остаться доступным для удара с базы.

Следующим бэттером «Диких котов» стал кэтчер (ловец – располагается непосредственно за домашней базой и отвечает за прием всех подач питчера) Гэри Нил. Он взял страйк, а затем выполнил идеальный удар по линии первой базы, переведя Ли на вторую, после чего был выброшен на первую.

Когда на домашнюю базу вышел следующий бэттер, Ли сделал передачу со второй базы, и как только мяч покинул руку питчера, Ли рванул на третью базу, благополучно скользнув в сетку, прямо под перчаткой игрока с третьей базы, благодаря тому, что кэтчер «Амарилло» неправильно обработал мяч, доставая его из кармана перчатки.

Один аут, один игрок на третьей базе.

Следующей подачей был фастбол прямо по центру площадки, и бэттер воспользовался этим, отправив мяч в правую часть поля, где правому полевому игроку удалось поймать мяч на предупреждающей линии (полоса вокруг внешней стороны аутфилда, предупреждающая приближающихся филдеров о близости стены). Но не раньше, чем Ли отметился на базе и убежал домой, чтобы набрать первый и единственный балл для «Диких котов».

Победа в отборочном турнире.

По окончании семи иннингов счет был 1:0 в пользу «Диких котов».

Местные зрители и телезрители наблюдали за рождением звезды.

Игра закончилась тем, что товарищи Ли по команде обступили его и обняли. Слезы счастья и поздравления исходили от всех, поскольку они ликовали от чистой радости, которая приходит с победой в чемпионате. Они также знали, что благодаря этой игре навсегда войдут в историю.

***

Ли удалось выбраться из толпы и отойти на некоторое расстояние, глядя на ограду центрального поля. Он поднял руку и помахал одинокой фигуре, все еще стоящей в стороне.

Фигура опустила бинокль и показала Ли два больших пальца вверх. Мужчина была слишком далеко, чтобы Ли мог разглядеть слезы, текущие по его лицу. Гордость и любовь отца, только что ставшего свидетелем того, как его сын совершил нечто выдающееся.

«Дикие коты» выиграли чемпионат штата в классификации 6A. Ли провел идеальную игру, сделав в общей сложности сорок четыре подачи. Он встретился с двадцать одним бэттером, что является абсолютным минимумом в семииннинговой игре. В среднем на одного бэттера приходилось чуть больше двух подач.

Игру не только показывали по ESPN и местному филиалу ABC, начиная с пятого иннинга, но и репортеры транслировали ее в прямом эфире в Твиттере. Игра стала вирусной, и бейсболисты высшей лиги со всей страны подключились к ESPN, чтобы посмотреть, что там творится в Далласе. Профессиональные бейсболисты, другие спортсмены и знаменитости перепостили игру в Твиттере и были поражены парнем из Техаса.

106 миль в час в средней школе?!!! Кто этот парень?

Незаконное дитя Нолана Райана и Рэнди Джонсона, бросающего быстро!!!

Репортеры набросились на команду, заваливая тренера вопросами о Ли Ларкине и желая забросать его вопросами. «Кто этот парень?» А потом: «Где этот парень?!!»

Но пока никто не видел, парень ушел по-английски, за руку с красавицей с каштановыми волосами и уклоняясь от толпы и репортеров.

***

Кэрол Ларкин старалась вежливо улыбаться в ответ на разговоры вокруг. Она знала, что другие партнеры в ней разочарованы. Она ушла от мужа к коллеге по работе. И не просто коллеге, а гораздо более молодому коллеге, имевшему репутацию ходока. Она также заметила неодобрительные взгляды, брошенные в ее сторону супругами других партнеров. Распущенная женщина представляет опасность на рабочем месте. Жены не доверяли ей рядом со своими мужьями, а мужья не доверяли ей настолько, чтобы оставаться с ней наедине. Восемнадцать лет проработала в бухгалтерской компании «BKW», и кажется, что ее будущее – под вопросом.

Если так, то ее карьера может быть отправлена на свалку, куда также попали ее брак и отношения с сыном. На глаза навернулись слезы, когда она вышла из-за стола в столовой на десять человек, чтобы сходить в туалет и поправить макияж.

Приходится следить за своей внешностью, – ехидно подумала она. – Это единственное, что у меня сейчас есть.

Вернувшись через несколько минут, она с удивлением обнаружила, что стол почти пуст. Она оглядела столовую и заметила, что опустело большинство столов.

– А где все? – спросила она.

– В баре. Всех взбудоражил какой-то школьный бейсбольный матч, – сказал Барри, закатив глаза.

– Черт! – воскликнула Кэрол. – Играет школа Фергюсона. Совсем об этом забыла.

– Разве твой сын не играет за Фергюсон? – спросила Джинни Бомонт. Она – старший партнер в BKW и до недавнего времени горячо поддерживала Кэрол.

– Да, но в этом году он не играет из-за операции, которую ему сделали в прошлом году.

– Хм. Должно быть, за Фергюсона играет другой Ларкин, потому что вокруг него так много шумихи, – сказала Джинни.

Кэрол вскочила так быстро, что ее стул опрокинулся на спинку. Она подбежала к бару, думая про себя, что Ли никак не может играть. Даже если бы он не смог до нее дозвониться и сказать, что играет, то уж ее муж продолжал бы пытаться дозвониться до тех пор, пока...

Внезапно в ее голове промелькнула мысль, что звонок ей может стать причиной ареста мужа. Муж не может ей звонить. И никогда больше не позвонит. От этой мысли в животе возникла физическая боль, заставившая ее громко ахнуть.

– Господи Иисусе, это же всего лишь средняя школа, – с презрением сказал Барри, вставая, чтобы последовать за Кэрол в бар. Он никогда не был спортсменом и не понимал, в чем тут дело. Чертовы техасцы и их спорт.

В баре было многолюдно, но жутко тихо, так как все смотрели телевизор. Все экраны в баре были настроены на бейсбольный матч. Было начало седьмого иннинга, и Амарилло был в роли отбивающего. Кэрол узнала своего долговязого сына. Все в баре слышали хлопок, когда мяч врезался в перчатку кэтчера, а бэттер молча стоял с растерянным выражением лица. На экране появилась вставка: 106, 2 миль в час.

Диктор прокомментировал:

– Согласно Книге рекордов Гиннесса, самая быстрая подача, когда-либо зарегистрированная в высшей лиге, была сделана в 2010 году Аролдисом Чепменом со скоростью 105, 8 миль в час. Ли Ларкин, старшеклассник, только что превысил этот показатель почти на полмили в час. И это даже не самая быстрая его подача сегодня. Та была сделана в пятом иннинге и PITCHf/x была зафиксирована скорость 106, 7. Друзья, сегодня мы являемся свидетелями чего-то экстраординарного.

Седьмой иннинг игры гостей подошел к концу, и камера пронеслась по игрокам, отметив Ли, сидящего в одиночестве в блиндаже. Камера переключилась на репортера, стоявшего рядом со Слоан и Грейди Нилом, отцом Гэри.

– Я здесь со Слоан Тейлор, девушкой Ли Ларкина и другом семьи Грейди Нилом, который также является отцом кэтчера Гэри Нила.

– Должно быть, ты очень гордишься своим парнем, – сунул микрофон репортер перед Слоан.

– Да, – ответила она. – Но не только за это. Ли – самый умный и добрый мальчик из всех, кого я знаю. Сейчас ему приходится проходить через многое, но он ведет себя достойно и учтиво, и я его очень люблю.

– Вот это и есть настоящая любовь. Ли очень повезло, что его поддерживает такой человек, как вы, – улыбнулся репортер.

Он повернулся к Грейди Нилу.

– Я понимаю, что вы – лучший друг отца Ли. Мы немного удивлены, что его родители не присутствуют здесь, чтобы увидеть это историческое выступление своего сына.

Грейди покачал головой.

– Наверное, мне следовало бы держать язык за зубами, но я не собираюсь этого делать. Слоан сказала, что Ли сейчас через многое проходит. Это мягко сказано. Несколько недель назад Ли пришел домой пораньше из школы и обнаружил свою мать в постели с более молодым коллегой. Они его не видели, но он позвонил отцу, чтобы тот приехал домой. Приехав, отец избил до полусмерти бойфренда своей жены, который затем вызвал полицию. Отца Ли арестовали, и теперь на него наложен запретительный судебный приказ. Он должен держаться на расстоянии не менее четыресот пятидесяти восьми метров от своего сына, его жены, бойфренда жены и своего дома.

– Итак, Ли проходит через все это, а после приходит сюда и делает такое... – Грейди восхищенно покачал головой. – Но вы ошибаетесь насчет того, что его родителей здесь нет. Как минимум один из них здесь. За центральным полем стоит его отец. Наблюдает с расстояния четыреста пятидесяти восьми метров, как того требует запретительный судебный приказ.

Кэрол почувствовала физическую боль. В зеркале над баром она увидела, что на ее лице написаны стыд и унижение. Директора, вице-президенты и их жены незаметно отошли от нее, оставив Кэрол стоять в одиночестве рядом с Барри.

– Чушь собачья! – крикнул Барри. – Он не избил меня до полусмерти. Нанес лишь один удачный удар.

Все в баре повернулись к ним, услышав комментарий Барри. Кэрол было трудно дышать, и ей казалось, что она вот-вот потеряет сознание. Джинни сжалилась над своей бывшей протеже и проводила ее в туалет.

– О, Джинни, я так сильно все испортила! Я просто хочу умереть...

– Твоему сыну и мужу только этого и не хватало... иметь дело с эгоистичной изменщицей-самоубийцей. Тебе надо смириться с этим и исправить весь тот ущерб, что ты нанесла людям, которые тебя любят. Если же нет? Я куплю тебе пистолет, и сама заряжу в него патроны.

***

Было уже за полночь, когда Ли, наконец, добрался до дома. Открывая входную дверь, он старался вести себя как можно тише, поскольку не хотел ввязываться в ссору ни с матерью, ни с говнюком Барри. И был удивлен, обнаружив, что его мать сидит на диване в гостиной в халате и сжимает в руке салфетку. Глаза у нее – красные, она плакала. На кофейном столике перед ней стоял бокал белого вина рядом с бутылкой.

Отлично, – подумал Ли. – Мать года, плачущая и пьяная.

Поскольку ему не удалось проскользнуть мимо нее, он постарался не замечать маму, пройдя мимо нее.

– Привет, малыш, – сказала она.

Ли проигнорировал мать, продолжая идти к своей спальне.

– Ли! Пожалуйста, остановись и поговори со мной.

– Не хочу сегодня спорить ни с тобой, ни с ним. Просто хочу пойти в свою комнату и немного поспать.

– Я слышала, ты сегодня играл.

– Да.

– Делал подачи.

– Да.

Кэрол вздохнула. Сын не облегчал ей задачу.

– Почему не сказал мне? Я могла бы поддержать тебя.

– Ты знаешь, почему я тебе не сказал, – ответил Ли. – Одна бы ты не пришла. Ты бы привела с собой своего парня. Я лучше предпочту, чтобы меня никто не поддерживал, чем чтобы он там ухмылялся. И вообще, там был папа, чтобы посмотреть, как я играю.

Глаза Кэрол широко раскрылись от удивления.

– Твой отец был там? Нарушил запретительный приказ?

– Нет, он не нарушил твой драгоценный запретительный приказ. Он смотрел в бинокль. С расстояния четырехсот пятидесяти восьми метров, – с горечью в голосе сказал Ли.

– Запретительный приказ был не моей идеей, – тихо сказала Кэрол. – Я думала, он собирается убить Барри. Никогда не видела твоего отца настолько злым и расстроенным.

– Странно... Интересно, и что же вывело его из себя? Ах, да, то, что он застал жену в супружеской постели с ее парнем. Ну и дела...

– Ли... я знаю, что в последнее время я тебе не нравлюсь.

Ли фыркнул на это.

– Думаешь?

– Пожалуйста, Ли... Я знаю, что тебе больно. Мне тоже больно.

– Тебе больно?! – с издевательским недоумением спросил Ли. – Ты сожгла нашу семью, изменив своему мужу, а потом сделала так, чтобы его арестовали, и у тебя еще хватает наглости говорить мне, что тебе больно?! – Ли сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться. – Где вообще этот говнюк Барри?

Кэрол опустила взгляд на свои руки.

– Ты больше не увидишь Барри рядом. Я ему сказала, что больше не хочу его видеть. Джинни Бомонт уволила его после того, как он назвал меня словом на букву «п» в присутствии других партнеров.

– Ты спустила свою семью в канализацию, и теперь тебе даже нечем похвастаться? Теперь ты даже не можешь притвориться, что это был грандиозный роман и что любовь побеждает все.

– Это никогда не было грандиозным романом. Это была дешевая, подлая интрижка между эгоистичной, глупой женщиной и беспринципным засранцем. Грандиозным романом было то, что было у меня с твоим отцом. То, что я сожгла, – сказала Кэрол, всхлипывая в салфетку.

Ли сел напротив матери. Он наклонился вперед, положив локти на колени, руки свободно сцеплены перед собой.

– Тогда почему? Почему ты нас бросила? Если бы это было из-за того, что ты нашла свою половинку, я бы понял. Мне бы все равно это не понравилось, но я хотя бы понял твои мотивы. Но сейчас? У тебя ничего нет. Ни мужа. Ни парня. Ни сына. Ничего. – Ли покачал головой, на его лице появилось озадаченное выражение. – Для чего все это было?

– Для того, чтобы неуверенная в себе, тщеславная, эгоистичная женщина могла себе доказать, что у нее все еще «есть это». – Кэрол поежилась. – Я доказала, что не стою любви и привязанности двух лучших мужчин, которых я когда-либо знала.

Кэрол снова начала всхлипывать, по ее лицу текли слезы.

– Ты все еще моя мать, и я всегда буду любить тебя, но ты мне не очень нравишься. Думаю, может, мне стоит найти другое место, где я бы мог пожить несколько месяцев. Я могу получить место в общежитии в конце августа и переехать в Остин. Мы не будем мешать друг другу, и ты сможешь жить своей жизнью и делать все что хочешь, с теми, с кем хочешь. – Ли махнул рукой в сторону спальни матери, чтобы подчеркнуть это.

Кэрол начала всхлипывать сильнее.

– Мама... – тихо сказал Ли. Кэрол сдержала свои эмоции и посмотрела на сына. – Добейся отмены запрета. Я хочу проводить время с папой.

Кэрол кивнула, и ее рыдания возобновились.

***

На следующее утро бейсбольная команда должна была явиться в раздевалку в 7:30. Шкафчики должны были быть очищены, а инвентарь, принадлежащий школе, – возвращен. Тренер Борден подошел к Ли, когда тот сидел перед своим шкафчиком и разбирал его содержимое.

– Ли, можешь перед уходом зайти ко мне в кабинет? – спросил тренер.

– Конечно, тренер. Я закончу через пять минут, – ответил Ли.

Заняв место перед столом тренера, Ли нервно посмотрел на него. Вызов в кабинет тренера никогда не был приятным событием.

Тренер Борден протянул Ли через стол стопку розовых листков бумаги толщиной в пару сантиметров.

Ли посмотрел на него в замешательстве.

– Тренер?

– Это телефонные сообщения, которые были оставлены на автоответчиках в кабинете директора и в кабинете заместителя директора. Их было бы больше, но все автоответчики оказались заполнены. Каждый репортер, спортивный директор университета и бейсбольный тренер в стране пытается дозвониться до тебя. Никто здесь никогда не видел ничего подобного. Твое исчезновение прошлым вечером этому не помогло. С тобой хотели поговорить с ESPN.

Ли пожал плечами.

– Мне нечего им сказать. Я просто хотел отвлечься от всего и отдохнуть со Слоан, прежде чем отправиться домой и столкнуться с этим дерьмом.

– Ли, ты – хороший мальчик. Один из лучших, кого я когда-либо тренировал. Я понимаю, что дома у тебя сейчас тяжелые времена. Если я могу тебе чем-либо помочь, позвони. Я серьезно. Я также знаю, что ты расстроился из-за того, что не получал игрового времени, хотя считал себя готовым. Кое-что важнее, нежели победа. Я хотел убедиться, что у твоей руки хватит времени на заживление, поэтому, несмотря на то, что ты был готов еще месяц назад, я не стал тебя выпускать. И я рад, что сделал это. Офигеть, сынок, что это было?

– Не знаю, тренер. Вчера вечером моя рука чувствовала себя отлично. И сегодня тоже. Такое ощущение, что я могу провести еще семь иннингов.

Тренер Борден улыбнулся.

– Ну, давай не будем этого делать, ладно?

***

Тед Ларкин сидел за небольшим обеденным столом, бывшим в его квартире с двумя спальнями. Наступило время полугодовой оценки его непосредственных подчиненных, и эту работу было нельзя перепоручить подчиненным. Он уже закончил третью оценку и встал, чтобы достать пиво из холодильника, когда раздался звонок в дверь. Открыв дверь, Тед обнаружил, что там стоит его семнадцатилетний сын. Тед крепко обнял сына и сделал шаг назад.

– Тебя не должно быть здесь, Ли, – сказал он.

– Все в порядке, папа. Запретительный приказ отменен.

– Ты уверен? Это не уловка, что разыгрывают твоя мама и ее бойфренд, чтобы вновь засадить меня в тюрьму? – Никогда за миллион лет Тед Ларкин не думал, что задаст такой вопрос о своей жене. Одна лишь мысль об этом была для него ударом ниже пояса.

– Это не уловка. И говнюк исчез из поля зрения. Мама наконец-то образумилась.

Тед разочарованно покачал головой.

– Слишком мало, слишком поздно. Я никогда не пойму, почему она разрушила свой брак и семью ради этого засранца.

– Не думаю, что она могла бы дать тебе хороший ответ на этот вопрос. Я знаю, что последнюю неделю она каждый день ходит к психологу. Сама пытается это понять. Говорит, что ты – самый лучший мужчина, которого она когда-либо знала, и самый лучший муж, который только может быть у женщины. Когда мы об этом говорим, она просто смотрит на меня с растерянным выражением лица.

Следующие два часа Ли и его отец болтали обо всем, что происходило в жизни Ли. Перед началом бейсбольного сезона Ли поступил в Техасский университет в Остине. После получения степени бакалавра Ли планирует поступить в медицинскую школу, поэтому большинство его предметов – естественные науки и математика. Его родители смирились с тем, что будут помогать ему с кредитами на колледж и медицинскую школу, но тут случилось кое-что интересное. Ли, который не планировал заниматься спортом в колледже, получил предложение бесплатно учиться, играя в бейсбол, почти в каждом колледже, где есть бейсбольная программа. Некоторые заявили, что готовы построить бейсбольную программу ради него, если он согласится. Это, конечно, не вариант, но бесплатная учеба в UT (Техасском университете) позволила бы ему начать копить деньги на медицинскую школу.

– Я поддержу любое твое решение. Если бы это был футбол, я был бы против, не стоит рисковать хронической травматической энцефалопатией. Но бейсбол? Это другое дело. Что говорит твоя мама?

– То же, что и ты; это – мое решение. Думаю, скажу UT, что мне это интересно.

Возникла пауза, когда Тед кашлянул.

– А как у нее дела, если не считать консультаций?

– Не очень. Пару дней назад ей вручили документы о разводе. Когда я вернулся домой, она свернулась калачиком на твоей половине кровати. Прижимала к груди ваш свадебный портрет и очень сильно плакала.

– Черт бы ее побрал! – разочарованно сказал Тед. – Будь она проклята за то, что сделала!

***

В Фергюсоне состоялся парад в честь бейсбольной команды родного города, прошедший через центр города и закончившийся в городском парке Фергюсона. Марширующий оркестр средней школы развлекал собравшихся, пока те ждали начала речей. Члены бейсбольной команды и тренерский штаб сидели рядами на временной сцене, а различные ораторы и спонсоры рассказывали собравшимся, насколько Фергюсон гордится своей бейсбольной командой и как оратор и его организация или бизнес спонсировали и поддерживали команду.

Мэр Фергюсона представил каждого спонсора, которому было отведено по две минуты на выступление. Последним выступил представитель бухгалтерской компании BKW. Когда по ступенькам сцены к микрофону поднялась привлекательная сорокасемилетняя блондинка из BKW, ее встретил хоровой свист из толпы. Кэрол умолила старших партнеров разрешить ей выступить перед собравшимися бейсбольными болельщиками. Чтобы сделать первые шаги к исправлению всех бед, которые она причинила.

Кэрол Ларкин стояла тихо, но решительно, пока толпа кричала на нее. Она смотрела вниз со сцены, и по ее щекам катились слезы. В конце концов свист и ругань стихли, и Кэрол смогла прочистить горло и начать свою речь.

– Я попросила своего работодателя разрешить мне выступить сегодня перед вами. Мы, в BKW, очень гордимся бейсбольной командой Фергюсона и гордимся тем, что спонсируем ее. Как многие из вас, вероятно, знают, мой сын – Ли Ларкин, питчер в третьей игре чемпионской серии.

При упоминании имени Ли толпа одобрительно зааплодировала. Через мгновение аплодисменты стихли.

– Меня не было на игре. Я должна была быть там вместе с мужем и болеть за нашего сына, но меня не было. Не знаю, делает ли это меня неудачницей как мать, жену или и то, и другое. Но я подвела своего сына. Подвела его отца, моего мужа. Подвела своего работодателя. Я проявила неуважение и к мужу, и к сыну, и за это мне стыдно.

Кэрол повернулась к сыну.

– Ли, прости меня. Надеюсь, что когда-нибудь ты меня простишь. Я пойму, если ты этого не сделаешь, и хоть это принесет мне невыносимую печаль, но эту печаль я навлеку на себя сама.

Затем Кэрол посмотрела со сцены в толпу, ища глазами лицо своего будущего бывшего мужа.

– Тед, прости меня. Мне так жаль и настолько стыдно, как ты никогда не узнаешь. Ты – самый лучший человек, которого я когда-либо знала, и ты и Ли заслуживаете гораздо большего, чем я. Я искренне сожалею обо всем, что сделала с тобой.

Когда Кэрол закончила, толпа в основном молчала. Когда она уходила со сцены, раздалось несколько нестройных возгласов, но в основном, толпа хранила молчание. Тед ни разу не взглянул на Кэрол, пока она говорила.

Ли и Слоан шли рука об руку, а Тед – рядом с ними, когда они встретили Кэрол, идущую по тротуару, обрамляющему парк.

– Спасибо, что сказала это, – сказал Ли.

– Я говорила серьезно, – сказала Кэрол. – Я никогда не смогу в достаточной степени извиниться за то, что разрушила нашу семью. – В ее глазах стояли слезы. – Как бы то ни было, чем вы трое занимаетесь, – сказала Кэрол. Она улыбнулась настолько мужественно, как только могла.

– Слоан идет гулять со своими родителями, а мы с папой собираемся в «Эспарза» на мексиканскую кухню, – сказал Ли. – А ты?

– Я иду домой, наверное, закажу пиццу и посмотрю телевизор, – с грустной улыбкой сказала Кэрол.

Тед мочал, пока Кэрол болтала с сыном. Когда они попрощались, Тед повернулся к Кэрол спиной и пошел прочь. Во время короткой беседы с Ли и Слоан он не смотрел в ее сторону.

***

Ли и Слоан рука об руку шли по дорожке в городском парке Фергюсона. Ли и Слоан приехали домой на День благодарения: Ли – из Техасского университета, Слоан – из Стэнфорда.

– Серьезно, Слоан... это несправедливо, что ты торчишь в общежитии каждые выходные. Ты красивая и веселая. Ты должна развлекаться. – Ли сделал паузу, прежде чем добавить. – Ходить на свидания.

Слоан бросила взгляд на Ли.

– Так, вот чем ты занимаешься в Остине? Ходишь на свидания?

Ли покачал головой.

– Ты – единственная женщина, которой я сейчас доверяю. Если моя мать смогла изменять моему отцу, то и любой может изменить любому. Между занятиями и поддержанием формы для бейсбола, я постоянно занят. У меня нет желания ни с кем встречаться. Но это не должно иметь никакого отношения к тебе.

– Трудно поверить, что кто-то может быть настолько умным и таким глупым одновременно. Ли Ларкин, ты – мой. Неужели ты этого не понимаешь? Больше никого нет и никогда не будет. В Сэнфорде я получу диплом инженера, а ты пойдешь в медицинскую школу. Мы будем видеться так часто, как только сможем, а когда закончим колледж, поженимся и заведем детей. Это – наша судьба. Так что, заткнись насчет свиданий с другими парнями. Ты начинаешь меня раздражать.

Губы Ли искривились в улыбке.

– Есть заткнуться, мэм.

Ли сказал отцу, что этой ночью он останется у друга, и отец понял, что Ли и Слоан снимут номер в мотеле, но у Слоан начались месячные, и ей было не до романтики.

Войдя в квартиру отца, Ли заметил огонь в камине и два бокала вина. Ли уже начал отступать к двери, когда из спальни отца вышла обнаженная блондинка с бутылкой вина. Она вскрикнула и выронила бутылку, закрыв руками грудь и лобок.

На крик из спальни вышел отец Ли, без рубашки, в одних джинсах. Блондинка вбежала обратно в спальню.

– Вижу, вы познакомились, – сухо сказал Тед.

– У меня есть несколько вопросов, – сказал Ли. – Вопрос первый: «кто»? Вопрос второй: «как давно»? Вопрос третий: «это серьезно»?

Блондинка вышла из спальни Теда, застегивая одну из его парадных рубашек.

– Ли, познакомься с Лизой Лэндри. Она – вице-президент по персоналу в нашей компании. Мы встречаемся уже пару недель. Серьезно ли это? Это лишь начало. В основном, мы просто развлекаемся, узнавая друг друга.

Лиза улыбнулась и кивнула головой.

– Твой отец мне нравится, но я прошла через пару неприятных разводов и не собираюсь повторять эту ошибку.

Тед улыбнулся ей, обняв за талию и прижав симпатичную блондинку к себе.

– Никогда не знаешь, какие сюрпризы преподнесет тебе жизнь.

***

Ли и Слоан справлялись со своими отношениями на расстоянии как могли. Ни один из них не встречался ни с кем другим, и они редко ходили на вечеринки. Они учились и часто переписывались по Facetime. Когда они были в своих комнатах в общежитии одни, то раздевались и мастурбировали друг перед другом. Ли нравилось смотреть на голую Слоан, а Слоан, в свою очередь, заходилась от восторга при виде члена Ли.

Так продолжалось их обучение в колледже. Ли играл в бейсбол за команду Лонгхорнов, а Слоан сосредоточилась на получении степени инженера, хотя и играла в Стэнфорде в волейбол.

«Лонгхорн» были отстойными в течение первых трех лет, когда Ли играл за них. Первые два года у них даже не было бит, а на третий год появились бэттеры, но подача была отстойной. Только в выпускном классе Ли все части паззла сложились воедино.

***

Ли стоял на питчерском холме и разминал плечо, чтобы расслабиться. Четыре года назад он был в таком же положении, только тогда он был старшеклассником и играл за звание чемпиона штата. Теперь он был выпускником колледжа, играющим в Мировой серии колледжа.

Столько схожего. И столько различий.

Фосемнадцать с половиной метров от каучукового ковра до домашней базы. Как и в школе. В каждой команде по девять игроков. Как в средней школе. Бейсбольные мячи того же размера. Те же алюминиевые биты.

Но все быстрее. И сильнее. И дольше. В семииннинговой игре на первенство штата в старшей школе другая команда была в ужасе от его подачи. В девятииннинговых играх в колледже – не так уж сильно. Его подачу уважали, но никто ее не боялся. За свою карьеру в колледже, предшествующую CWS (всемирной серии среди колледжей), он успел провести несколько «ноу-хиттеров» и три идеальных игры.

Первые два года в колледже у его команды были питчеры, но не было бэттеров. На третий год он был единственным приличным питчером, но у них наконец-то появилось несколько бэттеров. В этом году, в его выпускном классе, у них есть все. И бэттеры, и питчеры, и Лонгхорны доминируют.

После этой игры Ли покончит с бейсболом в UT. Его подписал бейсбольный клуб «Техасские рейнджеры», заключив контракт на сумму 100 000 000 долларов, и по договору они должны были совмещать его учебу в медицинской школе UT Southwestern в Далласе.

Ли собирался взять часть своих денег и купить ыосемьдесят соток земли в Фергюсоне, чтобы построить и оборудовать клинику спортивной медицины после окончания медицинской школы и ординатуры. Он также собирался купить пару гектаров земли за пределами Фергюсона, чтобы построить дом для Слоан.

Слоан.

Их любовь стала еще сильнее. Слоан проводила все выходные за учебой. Не ходила на вечеринки и не участвовала в типичных для колледжа мероприятиях. Она там для того, чтобы получить диплом, и не более того. С точки зрения Слоан, все очень просто: ее парень – высокий, красивый, добрый и веселый. Ему суждено стать одним из величайших бейсболистов всех времен и народов, а также врачом. Никто не может соперничать с Ли. Зачем ей подвергать свое будущее риску ради интрижки с мальчишкой из студенческого братства? В этом нет никакого смысла. Опыт Кэрол Ларкин послужил ярким напоминанием о том, что брак может сойти с рельсов по самой ничтожной причине. Только не из-за нее. Никогда из-за нее.

Нет, Слоан – в хорошем положении. Она будет ждать Ли.

Как только бэттер вышел на площадку бэттера, Ли сосредоточил свое внимание на поставленной задаче. Ли замахнулся и выпустил мяч – сплиттер, который стал первым страйком.

Бэттер повернулся лицом к Ли и поднял руку в свободный кулак, прижав пальцы к груди. Он подвигал кулаком вверх-вниз в жесте, который Ли назвал бы пренебрежительным жестом дрочки. Кэтчер Ли сжал руку в кулак и вытянул средний палец, указывая вниз. Знак: «вздрючь этого парня».

Ли взял бейсбольный мяч за швы и бросил с разворотом, послав мяч точно туда, куда кэтчер выставил свою перчатку: вдоль внутренней стороны тарелки, в пах бьющему... который отпрыгнул назад и приземлился на задницу под смех всех собравшихся.

Первый мяч. О, хорошо.

Ли сделал еще две подачи. На последней подаче бэттер беспомощно смотрел, как мяч пролетает над тарелкой через полсекунды после взмаха бэттера.

Три победы, три поражения. И так продолжалось до самого чемпионского кольца (кольцо премьер-лиги, вручаемое членам команд-победителей).

***

Парад и вечеринка после победы в CWS превзошли то, что Ли пережил в Фергюсоне. Может быть, потому, что людей было гораздо больше. Может, потому что студенты и игроки были достаточно взрослыми, чтобы выпивать. Как бы то ни было, это был грандиозный праздник, на который Ли, Слоан и Тед смотрели с трезвым весельем. Когда троица шла через кампус, их неожиданно встретила та, кого они не ожидали увидеть.

– Мама?! – удивленно спросил Ли. – Не думал, что ты приедешь.

– Я и не собиралась, но мне удалось поменяться выходными, и я приехала сегодня утром.

– Приехала на машине? – удивленно спросил Ли. Мне не стоит удивляться, – подумал он. Четыре года назад Кэрол уволилась из компании BKW и устроилась в бухгалтерию Мемориальной больницы Фергюсона. Там платят гораздо меньше, чем на предыдущей работе, но стыд за свои действия с бывшим партнером по роману делал работу в BKW неприемлемой, даже несмотря на то, что Барри уволили. Говнюка Барри, – как теперь думала о нем Кэрол.

– Да. У меня ограниченный бюджет, ты же знаешь, – с улыбкой сказала Кэрол. – Куда направляетесь втроем?

– У нас заказан столик в «Трулаке», – сказал Ли.

– Ну, наслаждайтесь. Тед, хорошо выглядишь. – У Кэрол на глаза навернулись слезы, когда она посмотрела на бывшего мужа. Мужчину, которого она выбросила, как использованную салфетку.

Тед не разговаривал с бывшей женой уже четыре года. Если им требовалось обсудить насчет сына, они общались по электронной почте или с помощью СМС. Он лишь кивнул в ответ на комплимент Кэрол.

Когда троица отвернулась, Тед наклонился и заговорил с Ли, удивленно посмотревшим на него.

– Уверен?

Подумав, Тед пожал плечами и кивнул головой.

– Эй, мама! – крикнул Ли в спину уходящей матери, которая остановилась и обернулась; на ее лице появилось недоуменное выражение. – Почему бы тебе не присоединиться к нам за ужином?

***

Ли и Слоан шли рука об руку по тропинке в городском парке Фергюсона. Был День благодарения, и они проводили осенний семестр, прежде чем начать следующую главу своего обучения: Ли – в медицинской школе, а Слоан – в аспирантуре.

– Серьезно, Слоан... это несправедливо, что ты торчишь дома каждые выходные. Ты – красивая и с тобой весело. – Ли сделал паузу, прежде чем добавить. – И я по тебе скучаю.

Слоан бросила взгляд на Ли.

– Просишь меня переехать к тебе? И как это будет выглядеть?

Ли покачал головой.

– Ты – единственная женщина, с которой я хочу быть вместе. Я тебе доверяю. Раньше думал, что если моя мать могла изменять моему отцу, то и любой другой может изменять любому. Но теперь я поумнел. Я никогда не видел, чтобы кто-то так оберегал кого-то еще, как ты меня. Хочу, чтобы мы жили вместе.

– Для меня нет и никогда не будет никого другого, но пока я не собираюсь переезжать к тебе. Мы будем придерживаться нашего плана. Ты заканчиваешь медицинскую школу и играешь в профессиональный футбол. Потом мы поженимся и начнем работать над рождением детей. Так что, давай дальше не будем это обсуждать.

Губы Ли искривились в улыбке.

– Есть заткнуться, мэм.

Ли сказал отцу, что этой ночью он останется у друзей, и отец понял, что Ли и Слоан снимут номер в мотеле, но у Слоан начались месячные, и ей было не до романтики.

Войдя в квартиру отца, Ли заметил огонь в камине и два бокала вина.

Только не это, – подумал Ли.

Ли уже начал отступать к двери, когда из спальни отца вышла обнаженная блондинка с бутылкой вина. Она вскрикнула и выронила бутылку, закрыв руками грудь и лобок.

– Мама?! – Ли закричал одновременно с криком Кэрол:

– Ли?!

На крик из своей спальни вышел отец Ли, без рубашки, в одних джинсах, а Кэрол вбежала обратно в спальню.

– Вижу, вы уже познакомились, – сухо сказал Тед.

Ли потер глаза и сухо сказал:

– У тебя нет отбеливателя для моих глаз? И как давно ЭТО продолжается?

– Помнишь, как мы все встретились в Остине после твоего выпускного? – Ли кивнул головой. Он был шокирован предложением отца пригласить бывшую жену на ужин.

– Неделю или около того спустя я был дома и чувствовал себя... возбужденным, наверное, так это можно назвать. Прошло уже больше года, с тех пор как Лиза порвала со мной, знаешь ли.

Ли кивнул. Его отец встречался с Лизой, вице-президентом по кадрам на своей работе, почти два года. Тед был на грани того, чтобы сделать предложение симпатичной блондинке, когда та внезапно и неожиданно прекратила их отношения. Она объяснила, что знает, что Тед собирается сделать ей предложение, но не хочет больше выходить замуж после двух неудачных браков. В конце концов, она призналась Теду, что оба ее предыдущих брака распались из-за ее неверности, и что она уже почувствовала беспокойство в отношениях с Тедом и решила покончить с ними, не дожидаясь измены. Тед был опечален, но восхищен ее честностью. За последний год он периодически встречался с девушками, но никогда не встречался с одной и той же женщиной больше двух раз.

– В общем, я позвонил твоей маме, притворившись, что у меня есть к ней вопрос о тебе. Мы немного поговорили, и она спросила меня о Лизе.

Когда Кэрол узнала от Ли, что ее бывший муж состоит в длительных отношениях и что они переросли в серьезные, она была потрясена. Понимала, что виновата только сама, но это не уменьшало ее опустошенности. Она желала бывшему мужу только лучшего и надеялась, что Лиза станет для него лучшим партнером, чем была она сама.

– Когда я объяснил, что между нами с Лизой все кончено, твоя мама спросила, не хочу ли я зайти к ней на пару часов. Я рассмеялся и сказал: «Нет, спасибо». Было видно, что это ее задело. В общем, через пару часов я уже звонил в ее дверь. – Тед улыбнулся воспоминаниям.

– Боже, папа, не знаю, был ли ты метафоричен, но все равно это – TMI (слишком много информации), – неодобрительно покачал головой Ли.

В гостиную вернулась Кэрол, надев одну из парадных рубашек Теда.

– И с тех пор он звонит мне в дверь пару раз в неделю, – сказала она, улыбаясь дискомфорту сына.

– Так, вы двое, что...? Снова вместе? Друзья по траху? Сексуальная дружба? – спросил Ли с легким намеком на гнев в голосе. Он хорошо помнил те страдания, через которые его мать заставила пройти его отца.

Кэрол покачала головой.

– Нет, твой отец никогда больше не станет полностью доверять мне, и я не могу его винить. Я возьму любую его часть, которую он готов мне отдать, и буду доступна ему, когда он захочет. После нашего развода я ни с кем не встречалась и не собираюсь встречаться ни с кем, кроме твоего отца. Твой отец волен встречаться со мной так часто, как пожелает. Единственное, о чем я его прошу, – чтобы с другими женщинами он предохранялся.

Ли в недоумении покачал головой.

– У вас односторонний открытый брак? – Это противоречило всему, во что он верил.

Тед кивнул головой в ответ на вопрос Ли.

– Да. Но я ни с кем не встречаюсь. Твоя мать очень сосредоточена на том, чтобы... досуха выдоить меня, – с легкой усмешкой сказал Ли.

– Боже правый, – пробормотал Ли, прощаясь с родителями.

***

Ли хорошо сдал экзамен на аттестат зрелости, но не только результаты экзамена сделали его лучшим кандидатом на поступление в Юго-Западную медицинскую школу UT. Он был самым известным профессиональным бейсболистом-новичком в мире и только что помог UT выиграть Всемирную серию среди колледжей. Были некоторые сомнения по поводу того, что Ли будет играть в профессиональный бейсбол, одновременно посещая медицинскую школу, однако контракт Ли с «Рейнджерами» обязывал их доставлять его домой в кратчайшие сроки, включая, если потребуется, аренду самолета. Также контракт обязывал команду предоставлять ему время для учебы и обеспечить ему в поездках сопровождение репетитора. Расходы на репетитора оплачивал Ли, но туристический отдел команды должен был принимать все меры, как и в случае с любым другим сотрудником «Рейнджеров», чтобы он мог путешествовать с командой.

Такая договоренность вполне устраивала Ли, и его успехи в учебе в медицинском колледже ничуть не тормозились, хотя Ли часто был без сил.

Слоан в настоящее время училась в Школе поведенческих наук и наук о мозге Техасского университета в Далласе и получала степень магистра в области прикладных когнитивных и нейронаук, планируя продолжить обучение в докторантуре, а затем стать научным сотрудником.

Близость друг к другу заставила Слоан и Ли слегка изменить свои планы. Вместо того чтобы ждать, они поженились еще до того, как Ли окончил медицинскую школу. Это была небольшая церемония, на которой присутствовали семья Слоан, родители Ли, а также несколько родственников и друзей. Шафером Ли был его друг и бывший кэтчер Гэри Нил. Отец Гэри с некоторой опаской отнесся к своему присутствию на церемонии из-за своего публичного разоблачения неверности Кэрол Ларкин. Для Кэрол это не имело никакого значения. Да, ее разоблачили публично, но это и помогло ей вырваться из того тумана, в котором она пребывала. Она не питала зла к Грейди Нилу и была рада, что на свадьбе Ли будет присутствовать лучший друг Теда.

***

После медового месяца на Гавайях Ли продолжил обучение в медицинской школе, а Слоан – в аспирантуре. У них было несколько месяцев учебы, а затем каникулы, прежде чем Ли должен был отправиться на весенние тренировки «Рейнджеров» в Сюрпрайз, штат Аризона. Он сделает перерыв в учебе, а затем снова приступит к занятиям в осеннем семестре. На учебу уйдет больше времени, но Ли считает, что сможет завершить обучение и быть готовым к поступлению в ординатуру к моменту окончания контракта. Продлевать его или играть дольше этого срока он не планировал.

Весенняя тренировка состояла из тренировок, за которыми следовали тренировки и еще раз тренировки. Ли работал с тренером по питчингу, но тот мало чему мог его научить. Его механика отлажена, а скорость с возрастом лишь увеличивалась. Его фастбол регулярно фиксировался в диапазоне 112-115 миль в час, а самая быстрая подача достигала 118, 2 миль в час.

У «Рейнджеров» – сильный питчерский штаб с глубокой скамейкой запасных, и под руководством Ли они победили «Астрос» и выиграли Западную Американскую лигу, а затем победили «Ориолс» и стали чемпионами Американской лиги, что означало, что «Рейнджеры» встретятся с «Филлис» в Мировой серии.

Серия началась прекрасным филадельфийским вечером. Погода была мягкой, без ветра, и трибуны были заполнены до отказа. Даже случайные поклонники бейсбола были прикованы к телевизорам по одной причине: стартовым питчером должен был стать Ли Ларкин.

За свой первый сезон в профессиональном бейсболе Ли провел четыре «ноу-хиттера», два из которых были идеальной игрой. В английском языке не найдется столько превосходных степеней и прилагательных, чтобы передать уникальность и масштаб того, чего добился Ли в первый год своей карьеры.

В первой игре серии техасцы выиграли со счетом 4:0. Ли подавал всю игру и сделал 72 подачи.

Во второй игре серии «Рейнджеры» победили 3:2 в одиннадцати иннингах. Ли не присутствовал на игре, так как сразу после окончания первой игры улетел на чартерном самолете обратно в Даллас. У него были занятия.

Третья игра серии состоялась через три дня после второй, что позволило командам отправиться в Даллас для проведения следующих трех игр в лучшем из семи матчей.

Третью игру Рейнджеры проиграли с разгромным счетом 11:1, в которой ни питчеры, ни бэттеры не смогли добиться успеха.

В четвертой игре «Рейнджеры» вели в серии со счетом 2:1, и довели счет до 3:1 благодаря ударам, а не слабой подаче. Скамейка запасных снова не смогла добиться успеха.

Пятая игра стала бы последней, если бы «Рейнджеры» выиграли, в противном случае им предстояло вернуться в Филадельфию для проведения двух заключительных игр. Стартовым питчером был объявлен Ли Ларкин.

За первые шесть иннингов Ли столкнулся в общей сложности с восемнадцатью бэттерами. Отбивы «Рейнджеров» наконец-то сказались, и «Рейнджеры» повели 3:0. Когда Ли бросил свою последнюю разминочную подачу в начале иннинга, он сделал шаг назад, чтобы осознать все это. Он знал с абсолютной уверенностью, что через некоторое время «Рейнджеры» выиграют Мировую серию, и хотел бы отпраздновать это событие, пока есть возможность, но утром у него – занятия, поэтому он не останется праздновать, как остальные члены команды.

Ли посмотрел на сектор, предназначенную для семей игроков, и увидел, что его отец сидит в одиночестве. Ли потянул за край бейсболки в знак молчаливого признания отцу, который ответил двумя большими пальцами вверх. Пока Ли наблюдал за происходящим, его отец встал и отошел к проходу, чтобы пропустить двух женщин. Первой шла стройная красавица с каштановыми волосами, прижимавшая к груди младенца. Вторая женщина была симпатичной блондинкой, значительно старше каштановолосой, и тоже прижимала к груди младенца.

Для Ли стало не только совпадением, но и шоком узнать, что он станет старшим братом, в тот же день, когда он сообщил родителям, что те станут бабушкой и дедушкой. Тед и Кэрол больше не вступали в брак, но поддерживали отношения, которые были гораздо ближе, чем просто дружеские. Они никогда не встречались ни с кем, кроме друг друга, и были абсолютно моногамны. У каждого из них есть своя квартира, и чаще всего, но не всегда, они спят в одной постели. Время от времени в Теде что-то переключалось, он погружался в темноту и не хотел иметь с Кэрол ничего общего. Это ее огорчало, но являлось следствием ее прежних поступков. Она знала, что, хотя Тед и любит ее, но уже не так сильно, как раньше, и она никогда не получит того слепого доверия, которым когда-то пользовалась.

Рождение ребенка стало внеплановой случайностью, вызвавшей у Кэрол приступ тревоги. В панике она сказала Теду, что ни с кем не спала и готова пройти тест ДНК или прервать беременность, если он того пожелает. Тед все же потребовал от Кэрол пройти тест, и неинвазивный пренатальный анализ крови на отцовство показал, что Тед на самом деле является отцом. Кэрол оставила за ним право решать, рожать ли ребенка или лететь за пределы штата, чтобы сделать аборт. Она очень надеялась, что он выберет первое, но если потребуется, готова сделать и второе. Как только отцовство было установлено, Тед перестал сомневаться, что у них будет ребенок. Единственное, что беспокоило, – это то, что сорокачетырехлетний возраст Кэрол негативно скажется на здоровье малыша. Анализы и тщательное наблюдение за ребенком не выявили никаких проблем со здоровьем, и через три недели после рождения Ли Ларкина-младшего у Ли и Слоан, родился Лиам Ларкин у Теда и Кэрол.

Кэрол не забавляло прозвище, которое Ли дал своему брату. В самом деле – «маленький ублюдок».

Пока Ли наблюдал за тем, как обе женщины занимают свои места, Слоан помахала ему рукой, и он дважды постучал пальцем по сердцу: один раз – в честь жены, другой – в честь сына.

Когда кэтчер бросил Ли бейсбольный мяч для первой подачи в иннинге, он вступил на резину правой ногой и кивнул в ответ на сигнал, поданный ему кэтчером. Неважно, какая будет подача, все равно по ней не попадут, – подумал Ли, начиная разминку.

Эпилог

Пятнадцать лет спустя

Мусорная корзина Дастина

Автор: Дастин Дрейпер

Спортивный обозреватель

Специально для Dallas Herald Observer

Вчера вечером я встретил старого друга в мексиканском ресторане Esparza's в Грейпвайне. Док Ларкин и его семья ужинали и наслаждались рождественскими украшениями в центре Грейпвайна, он же – рождественская столица Техаса. Позвольте сказать, что Док выглядел великолепно. Он выглядел так, словно все еще может выйти на площадку и сделать «ноу-хиттер». Трудно поверить, что прошло пятнадцать лет с той ноябрьской ночи, когда Док провел идеальную игру против «Филлис» и выиграл Мировую серию. Еще труднее поверить, что прошло девять лет, с тех пор как он ушел из бейсбола. Много ли найдется тех, кто отказался бы от контракта на пятьсот миллионов долларов? Одного я знаю.

Клиника спортивной медицины доктора Ларкина в Фергюсоне уже дважды расширялась и считается одной из лучших в стране. Здесь проводят больше операций по восстановлению локтевой коллатеральной связки, чем в любой клинике мира, а благодаря исследованиям жены Дока, доктора Слоан Ларкин, клиника также находится на передовой в области изучения и лечения повреждений, вызванных хронической травматической энцефалопатии, сотрясений и травматических повреждений мозга.

Док был на прогулке с женой и тремя детьми, а также с матерью, отцом и младшим братом Дока, которого зовут Лиам, но Док почему-то называет его «МУ». Я знаю, что здесь кроется какая-то тайна, поскольку каждый раз, когда он называет брата так, мать Дока закатывает глаза и бросает на Дока агрессивный взгляд, а потом улыбается своему младшему сыну.

Так вот, Док и его семья праздновали пятую годовщину свадьбы его родителей.

Да, вы правильно прочитали: пятую, с их тридцатисемилетним и пятнадцатилетним сыновьями.

И разве вы не знаете, что насчет этого есть целая история?

***

Немного истины:

Врачи, проводящие операцию по восстановлению локтевой коллатеральной связки (UCL), наиболее известную как операция Томми Джона, единодушно утверждают, что эта процедура не улучшает спортивные результаты и не позволяет человеку, перенесшему операцию, бросать сильнее и быстрее, чем до нее. И все же... есть анекдотические свидетельства тому, что эта операция помогает питчерам настолько, что некоторые бейсболисты просят сделать операцию на здоровых UCL.

Успешного применения адамантия в операции Томми Джона или других процедурах спортивной медицины не было, хотя, по слухам, в специализированной клинике, расположенной по адресу 1407 Graymalkin Lane, Salem Center, Westchester County, New York, ведутся испытания с многообещающими результатами.


10121   106 62523  265   13 Рейтинг +9.87 [75]

В избранное
  • Пожаловаться на рассказ

    * Поле обязательное к заполнению
  • вопрос-каптча

Оцените этот рассказ: 746

Золото
746
Последние оценки: dunger 10 hohri 10 geogen58 10 Ольга Суббота 10 All777 10 mkv1 10 Синий мастер 10 Като77 10 Лилипут 10 vovkulaka 10 ded5374 10 ashihmin 10 Kadan4eG 10 Shura13 10 RUBIN 10 Pariet 10 ens 10
Комментарии 15
  • %CC%E0%F0%EA%C0%E2%F0%E5%EB%E8%E9
    28.03.2024 10:36
    Прикольный рассказ. Только я ни хрена не понял ничего из этих питчеров, иннингов первых, вторых базах и другой терминологии бейсбола. А так все четко. Жили они долго и счастливо и дай бог им всего, чего пожелают.

    Ответить 8

  • Zea
    Мужчина Zea 401
    28.03.2024 11:53
    Это даже не Голливуд!!! Это Болливуд, индийское народное кино с песнями, танцами, рождением детей и замечательным хэппи-эндом😃😃😃 единственное, чего не хватает в этой истории — это подмены детей в роддоме👍👍
    P.S. Все-таки лучше бы Ларкин жил в Детройте и играл в хоккей👌

    Ответить 8

  • %D3%E2%E5%F0%F2%FE%F0
    28.03.2024 12:19
    Как-то у них там всё запутанно... У Ли в Медицинской школе основным предметом является математика, а Слоан с дипломом инженера, вдруг, оказывается в деятельности, связанной с проблемами мозга.

    Ответить 3

  • Zea
    Мужчина Zea 401
    28.03.2024 12:24
    Еще бы!!! Как было сказано в одной очень старой комедии:"Это вам не лезгинка, а твист!"(с)😃😃😃

    Ответить 3

  • %D3%E2%E5%F0%F2%FE%F0
    10.04.2024 03:05

    "Бамбарбия! Киргуду!" (с) Шутка? Связь едва улавливаю... Обоснуете? )))

    Ответить 1

  • Zea
    Мужчина Zea 401
    10.04.2024 10:25
    "Он художник, он так видит!"(с)😃😃😃

    Ответить 0

  • iluxa
    iluxa 800
    28.03.2024 12:48
    Отличный рассказ ! Не понятно поведение гг по настаиванию на том что-бы Слоан встречалась с другими , так и хочется сказать он что дурак , особенно после случая с матерью . Очень хорошо показано правильное отношение к измене матери среди коллег и окружающих , вот бы во всех историях так было что-бы изменников ни кто не поддерживал , никогда не понимал презрения от окружающих по отношению к обманутому мужу если это не дружки любовника , за что тут презирать ? Один из не многих рассказов , а может единственный который я знаю , где измена и ее участники не являются центром сюжета . Да и похоже автор ошибся , в начале вроде говорилось что Кэрол 47 , а когда родила 44 , наверно в первом варианте автор ошибся приписав такой возраст , я еще подумал нифига в возрасте за 50 родить ! Спасибо за интересный рассказ !

    Ответить 0

  • BAXMYPKA
    29.03.2024 13:30
    Так ведь у неё постоянно месячные и ему приходится переться к отцу, а у того очередная блондинка и два бокала вина. 😊😊😊

    Ответить 1

  • swepe
    МужчинаОнлайн swepe 200
    28.03.2024 15:06
    Ли произвел удручающее впечатление.17 лет- (не 7) спортсмен- увидел мать с любовником. И ? Позвонил отцу. Чего хотел своим звонком? На что рассчитывал? Куда все его страйки подевались? Отца могли реально посадить после такого звоночка.Говнюка Барри боится. Брата дразнит :"Lil Bastard"-зачем? Тупой трусливый мерзавец- именно таким и должен быть сын шлюхи и рогоносца. У отца было два сына -один нормальный а старший -бейсболист.

    Ответить -3

  • Anfisa+T.
    28.03.2024 19:04
    ЕСТЬ ПАРЕНЬ (ОН БЕЙСБОЛИСТ) бейсбольные заметки от Анфисы Т. к рассказу «Выбивания страйков» (Throwing Strikes) переводчик: Сандро; автор ==offkilter123==

    Что бы тут не говорили, но мало кто будет спорить, что тема «сисек» в этой истории не раскрыта от слова совсем. Конечно пару раз, где то в глубине текста и совсем мельком, из спальни в папином доме выбегают голые девицы всякий раз, как только сыночка заглядывает к папе в гости и на этом всякая эротика в этом тексте заканчивается.

    Однако восхищает даже не сюжетный ход автора с этой «малиной», а гипнотическое влияние этих голых баб на юную психику главного героя. Особенно его торкнуло появление в папиной спальне собственной матери. Полагаю, что выбегающий из спальни умывальник удивил бы этого юного бейсболиста в гораздо меньшей степени.

    И всё же этот рассказ не столько эротический, сколько юмористический. Такая, знаете, литературная вариация «Голого пистолета» на околоспортивную тему и эпическиий стеб на тему американских нравов и провинциального ханжества.

    Правда при переводе, весь спортивный стёб и эротический подтекст американских бейсбольных идиом начисто улетучился в результате чего текст превратился в унылое описание пары бейсбольных матчей состоявшихся с разницей в пятилетку, а весь остальной сюжет выглядит как «попутно сказанное» для связки слов в этом спортивном отчёте.

    А если отбросить бейсбольные страсти, то весь сюжет закручен вокруг того, что один американский старшеклассник из Арлингтона, штат Техас ( не путать с пригородом Вашингтона, где одноименное кладбище), застаёт свою маму темпераментно тр@хающейся со своим любовником в родительской спальне. А дальше он полагает, что его папа тоже обязательно должен это увидеть…)))

    Понятно, что дело оканчивается мордобоем, эпическим срачем, разладом в отношениях и разводом родителей…))) А то, наверное, сыночка думал, что папа увидев как его его жену энергично пялит молодой любовник, погрозит им пальчиком, выпьет с ним по паре пива, после чего вся семья отправится в ближайшую кафешку кушать фисташковое мороженое с кленовым сиропом…??? Ну-ну…)))

    Я конечно противница супружеских измен, но «вламывать» маму папе, даже если она такая бл@дь, это тоже не самый «спортивный» поступок в жизни этого старшеклассника. Тем более, что в итоге мама с папой не только помирились, и снова поженились, но даже ребеночка завели. Проще говоря автор откровенно глумится на тему: стоило ли городить огород из за пары перипихонов, своей жены, если оба супруга прожив пару тройку лет в разлуке и наеб@вшись до отвала на стороне в итоге, хоть и живут раздельно, но регулярно бегают друг к другу в гости, на по&бушки.

    В этом плане молодежь, в лице Ли и Слоан делают всё возможное, что бы друг другу не надоедать, не болтаться друг у друга на виду и уж тем более не застать друг друга во время &бли с кем то из посторонних. После школы один из них уезжает учиться в Техасский университет, а другая в Стенфорд, а это Калифорния, стало быть в четырёх часах беспосадочного перелета от столицы Техаса, а такой рейс ещё надо поискать.

    Я конечно, не хочу бросать тень на репутацию Слоан, но вся эта школьно-студенческая любовь на расстоянии в полторы тысячи миль, представляется мне маловероятной…))) Студенческая жизнь в американском кампусе, она так устроена, что строить из себя недотрогу можно, ещё на первом-втором курсе. А дальше, если ты ни с кем ни шпилишься, то просто выпадаешь из социума. Я уже не говорю о том, что замкнутая в себе и вечно одинокая девица, по определению выглядит припиZднутой.

    Даже если ты не ходишь на шумные студенческие вечеринки с алкашкой танцами и лёгкой дурью, то тихо сидеть в своей комнате, там откровенно не принято. Америкосы народ социальный, а студенты и подавно люди общительные, все ходят друг к другу в гости, тусят в компании и даже если ты играешь в «Элиас» или «Скрейбл», то избежать лёгкого флирта, всё равно невозможно.

    Если ты давно в кампусе, то у тебя полно знакомых, группа, поток, факультет, спортивная команда, бассейн, капустники, попутчики в поездках на пляж. Да и вообще, увидеть в кафешке свободную девушку и не заговорить с ней, это себя не уважать. Минимум в половине случаев подобные подкаты оканчиваются предложением перепихнуться…))) И если вы считаете, что молодая девушка вдали от родительского дома, только о том и думает, как бы никому не «дать», то вы неисправимые идеалисты.

    Про мальчика Ли и Университет штата Техас, я вообще молчу, если он в сборной универа по бейсболу, на котором все америкосы немного повернуты, то девицы на нем висят, как ягоды на виноградной грозди. Впрочем, в то, что главный герой этого повествования чурается девиц, я еще могу поверить. Во первых повествование ведётся от его лица и здесь надо считаться с авторской легендой, а во вторых, он действительно показан пришибленным по ходу движения поэтому, я не удивлюсь, что ему вполне достаточно сходрочки на эротические сэлфики от Слоан.

    А в то, что Слоан сидит взаперти и довольствуется легкой порцией онанизма, я никогда в жизни не поверю. Типа девочка полуголая и с разведёнными ногами посидела в чате со своим любимым, наглаживая себе сиськи и промежность и глядя на его возбуждённый член, а потом выключила комп и легла спать…)))) Вы сами то в это верите…???

    ЯПАЦТАЛОМ… Это для парня подрочил и обкончался, это самоудовлетворение. А для девушки это самовозбуждение, после которого девушка идёт в ближайший бар, где её снимает первый встречный и тр@хает в ближайшем туалете. Или идёт в соседнюю комнату на этаже, где у неё есть приятель (ничего личного) но с отдельными привилегиями. А привилегия заключается в том, что бы бы без долгих церемоний и взаимных обязательств тр@хнуть её когда у девушки на фоне хронического недотр@ха случается приступ похоти.

    Я даже не исключаю, что она с этим приятелем и на студенческие вечеринки ходит, типа что бы окружающие поменьше клеились. Но как только кто то наиболее напористый или перебравший задаёт вопрос типа -Вы пара? и получает ответ, -Нет, мы просто друзья! То его напористость утраивается…))) А уж если он услышит историю про парня, который типа школьная любовь, но живет за тридевять земель, то от этого ухажера будет вообще не отвязаться. Как говорится проще дать, чем отказать…)))

    Да и вообще, эта сакральная фраза про «У меня есть парень» произнесенная на вечеринке, куда девушка пришла одна, свидетельствует вовсе не об отказе, а типа девушка даёт понять, что можно конечно и пошпилиться, но с тем условием, что это будет «по тихому», «сугубо на один раз» и «без всякого трёпа» посторонним на эту тему.

    Поэтому, кто бы и что не говорил, но когда мальчик Ли во время очередной прогулки с Слоан в родном городе, куда каждый из них приехал на День Благодарения произносит свой монолог:

    ==
    – Серьезно, Слоан... это несправедливо, что ты торчишь в общежитии каждые выходные. Ты красивая и веселая. Ты должна развлекаться. – Ли сделал паузу, прежде чем добавить. – Ходить на свидания.
    ==

    То что то мне подсказывает, что Ли Ларкин, либо интуитивно, либо на уровне здравого смысла, но понимает, что если Слоан ходит на свидания, то конечно будет шпилиться, но только с теми кто приглашает на свидания и соблюдает вес политес с этим связанный, как то ухаживания, цветы, подарки, развлекалово, обязательный конфетно-букетный период тем как раздеться и лечь в постель, ну и разумеется претензия на постоянство в этих отношениях.

    Полагаю также, что Ли Ларкин прекрасно понимает, что если его девушка на свидания не ходит, то её в Калифорнии &бут все желающие, только делают это по тихому и без всяких церемоний, что для молодой девушки тоже достаточно унизительно.

    В любом случае, шансов жениться на бывшей школьной подружке когда она вернулась в родной город после университета, у Вас будет гораздо выше, если у Вас хватит мозгов не задавать ей вопрос, как складывалась её личная во время учёбы. Потому как студенческая юность девушке для того и даётся, что бы попробовать всё, что ей хотелось попробовать, (как по качеству так и по количеству) научиться всему «неприличному» , что должна уметь делать приличная женщина в постели и наконец «натр@хаться до отвала» что бы этих приятных воспоминаний хватило на всю оставшуюся жизнь.

    Впрочем, поскольку сказки я люблю не меньше всех окружающих, то мне конечно хочется верить, что Слоан в Универе занималась исключительно онанизмом и исключительно в чате со своим далёким бойфрендом-бейсболистом. Кстати, всякий раз как только эта парочка съезжалась в любимый город на День Благодарения, то Ли Ларкин дисциплинированно снимал номер в мотеле, а у Слоан начинались критические дни, после чего он возвращался домой к отцу и неизменно заставал там очередную голую блондинку.

    Любопытно и то, что как только у Слоан закончилось обучение в Калифорнии, то она сразу поступила в аспирантуру и снова свалила из родного города на несколько лет. Полагаю, что девочке просто понравилось «учиться»…))) Вот только я так и не поняла, ребёнок то у неё от кого и при чём в этой истории бейсбол…???)))

    Всех люблю, всем добра…
    Анфиса Т.

    Ответить -1

  • %D1%E0%ED%E4%F0%EE
    28.03.2024 20:13
    Спасибо, Анфиса, за развернутый анализ. Я могу быть с ним не согласен, но он имеет право на существование.

    И вообще, я рад, что вы вернулись к нам, а не исчезли в закат.😆

    Ответить 3

  • Norinko
    Мужчина Norinko 800
    29.03.2024 05:40
    "Я конечно противница супружеских измен..." 😊

    Ответить 8

  • %CC%E0%F0%EA%C0%E2%F0%E5%EB%E8%E9
    29.03.2024 11:42
    "...Я конечно противница супружеских измен..."
    "...Я конечно, не хочу бросать тень на репутацию Слоан..."
    "...Я уже не говорю о том..."
    Я так понял, что Баба Яга против...😊😊😊

    Ответить 3

  • Sergey_
    Sergey_ 800
    29.03.2024 21:31
    Млин, это феерично, развестись, а потом спустя год возобновить отношения, еще и пацана родили. Улыбнуло конкретно.😆

    Ответить 0

  • RUBIN
    Мужчина RUBIN 507
    30.03.2024 00:52

    Не знаю, каждому свое - кому то в каждой студентке шлюха мерещится, кто то верит в порядочность и моногамию, кто прав иль не прав - жизнь рассудит !!! Мне лично рассказ понравился и большое спасибо за достойный перевод !!! 😊👍👍👍👍👍👍👍👍👍👍

    Ответить 2

Зарегистрируйтесь и оставьте комментарий

Последние рассказы автора Сандро