Комментарии ЧАТ ТОП рейтинга ТОП 300

стрелкаНовые рассказы 75697

стрелкаА в попку лучше 11181 +6

стрелкаВ первый раз 4833 +4

стрелкаВаши рассказы 4383 +2

стрелкаВосемнадцать лет 3147 +3

стрелкаГетеросексуалы 9032 +4

стрелкаГруппа 12912 +4

стрелкаДрама 2626 +7

стрелкаЖена-шлюшка 2302 +5

стрелкаЖеномужчины 1946

стрелкаЗапредельное 1416 +1

стрелкаЗрелый возраст 1480 +5

стрелкаИзмена 11488 +10

стрелкаИнцест 11295 +11

стрелкаКлассика 327 +2

стрелкаКуннилингус 2803 +4

стрелкаМастурбация 2066 +3

стрелкаМинет 12659 +1

стрелкаНаблюдатели 7625 +7

стрелкаНе порно 2763 +3

стрелкаОстальное 1001 +1

стрелкаПеревод 7205 +9

стрелкаПереодевание 1209

стрелкаПикап истории 662 +2

стрелкаПо принуждению 10334 +4

стрелкаПодчинение 6629 +4

стрелкаПоэзия 1453

стрелкаПушистики 141

стрелкаРассказы с фото 2186 +1

стрелкаРомантика 5404 +5

стрелкаСекс туризм 466 +2

стрелкаСексwife & Cuckold 2317 +3

стрелкаСлужебный роман 2321 +1

стрелкаСлучай 9815 +2

стрелкаСтранности 2632 +1

стрелкаСтуденты 3486 +4

стрелкаФантазии 3154 +1

стрелкаФантастика 2637 +1

стрелкаФемдом 1115

стрелкаФетиш 3104

стрелкаФотопост 780

стрелкаЭкзекуция 3100 +3

стрелкаЭксклюзив 282

стрелкаЭротика 1754 +2

стрелкаЭротическая сказка 2406

стрелкаЮмористические 1493

Падение Аделины. Часть 8

Автор: MIG

Дата: 23 мая 2023

Измена, Наблюдатели, Сексwife & Cuckold

  • Шрифт:

Картинка к рассказу

Вернувшись из кухни и остановившись у стола, она посмотрела на мужчину, сидящего на кресле, горящими глазами глядящего на неё и снова протягивающего бокал. Она потянулась к нему, и сама не поняла, то ли лишний алкоголь качнул её, то ли сильная рука Арсения Петровича поспособствовала, но неожиданно для себя присела на колени к нему, и в её ухо горячо шептал этот большой мужчина:

— Ты! Ты! Великолепна! Богиня! Я никогда не видел таких, как ты!

— Арсений Петрович, ну что вы...

— Почему ты меня на Вы называешь, я такой старый? – перебил её мужчина, придерживая рукой за талию и пресекая робкие попытки подняться с его колен.

Сам он прекрасно видел, как подвыпившая женщина млеет от его слов и считал, что пора переходить к более активным действиям. Он не сомневался, что трахнет эту армянскую красавицу, но простое соблазнение его не прельщало. Ему хотелось, чтобы Аделина сама отдалась ему, забыв о семье, которую она постоянно упоминала в разговорах. Его дико бесило, что эта фигуристая секс-бомба, даже сейчас, выпившая и расслабленная, слишком часто переводит разговоры на детей или любимого мужа.

— Сейчас я тебе покажу, какой я старый, сучка армянская, - думал он, чувствуя, как от прикосновения её упругой задницы к своему члену, тот начинает шевелиться.

— Неет! Что вы! Просто...

— Тогда... Я знаю! Давай просто на брудершафт выпьем и на ты перейдём, - сказал Арсений Петрович и, не дожидаясь ответа Аделины, перекрестил с ней руки, держащие бокалы и в несколько глотков опустошил свой.

Аделина глядя в глаза, выжидательно смотрящие на неё, пыталась вспомнить, обязательно ли нужно допивать всё вино, но глядя на пустой бокал мужчины решила повторить.

— Умница! – сказал Арсений Петрович и впился в её пухлые губы. Ему хотелось схватить её большие и крепкие сиськи, задрать платье и насадить её, в конце концов, но он сдерживался. Рука спокойно поддерживала женщину за талию и не двигалась с места, даже просто погладить её.

А Аделина пыталась понять себя. Поцелуй был... другой. Другое слово сложно было подобрать. И не скромные прижимания губ к губам, и не то, как целовал её Арсен, просовывая язык, как будто исследуя рот. Арсений Петрович обсасывал её губки, и от этого почему-то начинала кружиться голова.

— А может быть виной тому лишняя порция алкоголя, - думала Аделина, - Да и вообще разве это не должно было быть лишь намёком на поцелуй? Что-то он слишком затянулся. Нужно прекращать.

Но, несмотря на эти свои мысли, самой отрываться от настойчивых губ мужчины не хотелось. И в этот момент явственно почувствовала, что под её бедром что-то шевельнулось. Она испуганно вздрогнула, а Арсений Петрович оторвался от ее губ, прошептав:

— Это вино такое сладкое или твои губки?

— Не знаю, - почему-то в тон ему и тоже шепотом ответила Аделина.

— Нужно разобраться! – и он снова приник к её губам.

А Аделина в этот момент двинула бедром и поняла, что ей не показалось. Что-то твердое упиралось в её ногу. В этот момент на неё накатило чувство дежа-вю. Она вспомнила, как Сергей, не оставляя выбора, заставил её заниматься с ним сексом. Неужели и Арсений Петрович такой же? Эти мысли заставили ей испуганно сжаться и снова попытаться встать с колен. Нет! Он не может! Он не такой! Всё же оставался страх, что мужчина больше не выпустит её из своих огромных лап, но на удивление Арсений Петрович легко отпустил её и встал вслед за ней:

— Потанцуем?

— Да! – Аделине казалось, что так правильнее, чем сидеть на коленях этого крупного мужчины. А потом... потом она просто уйдет домой....

— Чего ты испугалась, девочка моя? – спросил Арсений Петрович, прижимаясь к ней в танце.

И Аделина решила ответить всё, что думает:

— Этот поцелуй и... у вас там... упирается.... Так нельзя, это не правильно, - как скачущие мысли, так и слова были путанными, но не зря она считала, что Арсений Петрович понимает её с полуслова:

— Из-за того, что у меня встал? Брось! Я же не подросток. Я давно уже научился его контролировать. Да, ты очень красивая женщина! Ну, а когда стала меня целовать.... Но я никогда не сделаю ничего, что бы могло тебя обидеть. Запомни это. Никогда! Он может иногда поднимать голову, но это я им управляю, а не он мной.

Было странное чувство. Облегчение и.... Разочарование? Аделина пыталась разобраться в себе и понимала, что ей слегка обидно, что Арсений Петрович не потерял головы и не продолжает пытаться целовать или гладить её, хотя она прекрасно чувствовала, что его напряженный орган касается её тела.

— Спасибо! – сказала она и сама благодарно прижалась к этому большому мужчине.

Из-за разницы в росте, лицо её было на уровне его широкой груди, а вот низом живота она продолжала ощущать выпуклость на его брюках. А сам он при этом был абсолютно спокоен, начав новую историю. Руки его придерживали за талию, уверенно ведя в танце, но, не пытаясь прикоснуться к её крупным ягодицам. Почему она чувствует себя с ним так спокойно и непринужденно, как будто знает его всю жизнь? Аделина втянула носом воздух – сквозь запах парфюма чувствовалась нотка его мускусного пота. Даже этот запах ей нравился....

— Знаешь, как я определяю, свой человек рядом или нет? – вдруг сменил тему Арсений Петрович, нагнулся и тоже шумно вдохнул, - Мне кажется мы в большей степени животные, чем привыкли думать о себе. Бывают люди, запах которых неприятен. Некоторые бывают - запах которых не замечаешь. А ты... ну ты и сама чувствуешь, как твой запах на меня действует.

Он качнул тазом, и твердый внушительный бугор снова ткнулся в неё, показывая, о чем он говорит.

— Мне тоже нравится ваш запах, - сказала Аделина внезапно охрипшим голосом, удивляясь тому, что именно сейчас Арсений Петрович заговорил об этом.

— Твой, - поправил её мужчина

— Мне нравится твой..., - в этот момент твердый холм снова ткнулся в неё, сбивая с мысли, - нравится твой... запах, - закончила Аделина, хоть мысли предательски обратились совсем к другому.

Слушая мужчину и продолжая млеть от его слов, а также ощущения больших и сильных рук, Аделина всё чаще возвращалась мыслями к упирающемуся в неё бугру. В танце с Арсеном, муж тоже иногда возбуждался, но его напряженный член она почти не чувствовала. Не выдержала, скосила глаза вниз и чуть отодвинувшись, поняла - совсем не как у Арсена. Тут, то ли покрой штанов совсем не сдерживал рвущееся из их недр существо, то ли оно просто и рядом не стояло по своим габаритам с членом её мужа, но разница была настолько существенной, что Аделина не сдержалась и взволнованно вздохнула.

— Хочешь его почувствовать получше? – спросил Арсений Петрович.

— Нет! Просто он такой... я не ожидала, – испуганно ответила Аделина, дико краснея и продолжая смотреть на его бугор.

— Почему нет? Не нравится? А мне твой запах очень нравится.

Только сейчас до Аделины дошло, что Арсений Петрович продолжает свою мысль о запахах. Стало совсем стыдно. И что ему отвечать? Что думала о его члене? Подумает, что озабоченная извращенка. Чтобы хоть как-то выйти из ситуации решила схитрить:

— У вас просто какой-то парфюм... он ваш запах перебивает. Вот я и не могла понять.

— Правильно! Ты же рубашку нюхаешь. Иди сюда! – он легко, как пушинку, подхватил её на руки и поднял вверх, - вот здесь в районе шеи должен быть мой запах, - он наклонил голову, оголяя крепкую шею.

— Ой! Он ведь прямо за попу меня держит, - появилась паническая мысль Аделины, но при этом она всё же наклонилась и принюхалась к голой коже Арсения Петровича. Нельзя сказать, что запах был ей неприятен. Просто она скорее относилась к тому типу людей, которые больше ощущают кожей. Это она знала уже давно. Поэтому обожала обниматься с мужем. А с недавних пор узнала, что и слушать интересные истории, рассказанные особым тембром голоса Арсения Петровича, ей тоже нравится. Сейчас она больше чувствовала здоровые лопатообразные руки на своих ягодицах, чем думала о запахах.

— А у женщин... Можно? Вот тут, - он, не дожидаясь ответа, поднял её ещё выше и ткнулся носом в ложбинку между грудей. Тут же шумно втянул носом воздух, - Ммм! Моя девочка! Аж голова кружится от твоего аромата!

Аделина и сама почувствовала, что он не обманывает. Его член снова ткнулся в неё. Правда, теперь в бедро. А когда мужчина стал опускать её на пол, пропахал от бедра до самого живота. Ну, как тут перестать думать о нём? Ладони Арсения остались на ягодицах Аделины. Он прижал её плотно к себе. Пальцы впились в аппетитные булочки, от этого по её телу прошла волна возбуждения. Женщина ахнула от такого неожиданного действия крупных мужских рук. Арсений наклонил голову к её губам и, глядя в её глаза, впился в страстном поцелуе. Аделина машинально попыталась отстраниться, но левой рукой Арсений взял её за подбородок и прижал к своим губам, его язык начал по-хозяйски двигаться у неё во рту. Градус возбуждения поднимался, мозг Аделины подавал последние сигналы перед полным отключением.

— Нет не надо, прошу тебя, – шепотом сказала Аделина с полузакрытыми глазами.

— Что-то не так сладкая? Разве тебе не хорошо сейчас? – так же тихим голосом сказал Арсений, прижимая правой рукой Аделину за попу к себе.

— Мне хорошо... но, как же Арсен, я люблю его, я предаю его, – запинаясь, шёпотом, как в тумане, говорила Аделина, с каждым поцелуем Арсения её воля ломалась, а возбуждение росло. Она чувствовала, что в её трусиках становится влажно. Ткань приятно облегала её лысую киску и от этого ощущения становились ещё острее.

— Моя красивая девочка, ты столько сил отдаёшь мужу и детям, ты обязана один вечер посвятить себе. От этого будет только польза и тебе, и твоей семье. Просто доверься мне и не думай сейчас ни о чём. Ты поняла меня? – сказал Арсений медленным успокаивающим голосом прямо на ушко Аделине. А затем не дожидаясь её ответа медленно стал покрывать поцелуями её красивую шею.

Всё воспитание Аделины просто кричало, что это неправильно и слова Арсения Петровича как-то дьявольски перекручены, но при этом её затуманенный алкоголем мозг не мог найти изъяна в его логике.

— Дааа, поняла, – сказала Аделина, сама прижавшись к Арсению.

Она уже и забыла, когда муж с ней так разговаривал. Рядом с Арсением она чувствовала себя красивой и желанной женщиной. И сейчас отчетливо понимала, как ей этого не хватало с Арсеном.

А Арсений не переставая целовать нежную шею Аделины, взялся за застежку платья и с легкостью опустил её вниз. Поняв, что платье держится на одних плечах, он опустил её изящные руки со своей груди, и с его подачи, платье предательски упало на пол, как будто говоря своей хозяйке, что хватит тянуть время и назад дороги больше нет.

— Так ты выглядишь намного красивее и сексуальнее, – сказал Арсений, а затем опустил молнию на брюках и вынул свой увесистый член.

Из хорошо отутюженных и дорогих штанов торчала этакая светлая морковка, увенчанная наполовину спрятанной под кожей красной головкой. Размер был тоже под стать владельцу.

Он отпустил талию Аделины и отступил на шаг назад, давая Аделине рассмотреть своё достоинство. Как ни пытался он отрешиться и не показывать своего возбуждения до поры, до времени, но армянка слишком сильно заводила его изгибами своего тела и особенно этой глупой убеждённостью в том, что она скромная и воспитанная в лучших кавказских традициях женщина. И это даже после того, что уже два чужих члена накормили её спермой за совсем непродолжительное время.

— Как тебе он, надеюсь ты его не испугалась? – с нотками иронии сказал Арсений.

— Вай мэ (удивление на арм.), – Аделина потеряла дар речи, но набралась сил ответить, – я не ожидала такое увидеть.

— Вот и рассмотри его спокойно, - перебил её Арсений Петрович, - Если хочешь, можешь потрогать.

Член, помимо его воли вздрагивал под взглядом этой жгучей брюнетки, наполняясь кровью и пытаясь распрямиться. Аделина всё не решалась наклониться к нему или взять в руку, но то, как она дышит и непроизвольно облизывает губы, говорило Арсению Петровичу, что он идёт верной дорогой. Пусть слишком длинной и извилистой, но в этом была своя изощренная и возбуждающая составляющая. Обычные проститутки и легкодоступные барышни давно уже не горячили его кровь так, как это делала Аделина. И мужчина сейчас просто наслаждался моментом, предчувствуя победу и смакуя её приближение.

— Не бойся! Мы одни. Никто не увидит, - помимо воли голос мужчины стал хриплым.

Он, видя так и продолжающую стоять в ступоре армянскую красавицу, взял член в руку и направил его на неё. И та, наконец, подняла руку и обхватила своими тонкими пальчиками. От этого прикосновения член ещё сильнее напрягся. Аделина вздрогнула, но не выпустила толстой палки из рук.

— Если хочешь, я могу вообще брюки снять, - сказал Арсений Петрович.

Он, видя, что Аделина в каком-то немом ступоре просто держит член в руке и, чуть перебирая пальчиками, начинает его слегка поглаживать, ничего не отвечая, просто стал расстегивать ремень и брюки тотчас упали к его ногам....

— Что вы делаете? – спросила Аделина, но каким-то грудным голосом, в котором не чувствовалось запрета, а лишь желание соблюсти какой-то ритуал.

Наверное, будь в голове женщины хоть остатки здравых мыслей, она бы могла возразить, но вздрагивающий в руках член не давал нормально думать. Она не понимала, как это работает, но для неё почему-то важно было задать вопрос и получить ответ. А то, что упавшее к ногам красивое платье так и осталось скомканной тряпкой лежать на полу, уже никого не интересовало.

— У тебя очень красивая грудь. Ты стесняешься её? – спросил мужчина, - Если ты боишься чего-то сделать, спокойно можешь попробовать сейчас.

После того, как Аделина согласилась подержаться за его член, чтобы преодолеть смущение, он больше не сомневался. Теперь она снимет свой красивый бюстгальтер, независимо от ответа. И, как бы подтверждая его слова, женщина завела руку за спину и отстегнула застёжку.

А на мужчину напала какая-то бесшабашность. Теперь он отчетливо понимал, что никуда она от него не денется и поэтому принялся комментировать:

— Я вижу, что он тебе нравится. Подумай о том, как он входит в твой ротик. Ты должна представлять, как сосёшь его, - сказал он, и глядя, как Аделина снова облизала свои пухлые губки и сглотнула слюну продолжил:

— Идём сюда, - он притянул её к себе и поцеловал в губы. После этого сделал пару шагов назад. Сел на кресло и продолжающая держаться за его член женщина оказалась перед ним на коленях.

После этого наклонился над ней, помогая скинуть лямки лифчика, и проведя по крепкой груди руками. Член в это время почти упёрся в лицо женщины, и он, делая вид, что пытается усесться поудобнее ткнул головкой в губы. С удовлетворением увидел, что армянка не отпрянула, а наоборот приоткрыла ротик и потянулась за ускользающим стволом:

— Да, всё правильно! Поцелуй его, но при этом не теряй головы. Делай всё медленно и не спеши, мужчинам это нравится. Умница! Возьми теперь его в ротик, - продолжал куражиться мужчина, чувствуя, что теперь, в женском ротике член окончательно набрал полную силу, - Ты же специально так сделала своим язычком?

Аделина почувствовала мускусный запах исходящий от головки, она уже блестела от выделяемой смазки. Никакого отвращения она не испытывала, а наоборот возбуждение. Она медленно стала целовать головку члена, стараюсь делать это с особой нежностью. Затем погрузила её в ротик. Языком она ласкала уздечку, при этом не переставая сосать. Глаза были закрыты, ей было стыдно смотреть Арсению в глаза в таком положении.

Арсений поддал тазом, пытаясь воткнуть поглубже. Аделина закашлялась и оторвалась от члена:

— У вас слишком большой, - глаза были какими-то безумными, но она двумя рукам держалась за ствол, как будто боялась, что мужчина отберёт у неё эту игрушку.

— Привстань.

Аделина послушно поднялась на ноги, а Арсений Петрович взялся за края трусиков и принялся стягивать их вниз, его взору предстала гладкие губки армяночки и влажное пятно на трусиках:

— Кто чулки выбирал?

— Арсен сказал так красивее.

— У него хороший вкус. И вообще он старается для тебя. И ты постарайся, - трусики опустились до щиколоток и сами упали вниз, - Идём сюда. Пускай скользит по щёлочке, я вижу, как она хочет его. Не нужно стесняться своих желаний, поняла?

— Да, - то ли ответила, то ли простонала Аделина, когда мужчина приподнял её на руки у снова усадил на колени.

Член упёрся во влажные губки и подчиняясь желанию владельца скользнул мимо, пропахав головкой по борозде и давя толстым стволом на клитор. Арсений Петрович хотел, чтобы эта армянская сучка сама насадилась на член. Слишком долго он шел к этому и теперь собирался насладиться своим триумфом по полной:

— Сжимай дырочку! Сжимай! Не пускай его! Чувствуешь, как головка втиснуться хочет в твою маленькую щёлочку? Терпи сладкая! Ты сильная! Я верю в тебя, дай я тебя поцелую!

Сам он от души наслаждался, мучая женщину. Он чувствовал, что Аделина уже полностью потеряла связь с реальностью. Она сама ловит своей непрерывно текущей дырочкой головку его члена, пытаясь натянуться на него. А он держал член в руке, разминая её щёлку и не давая члену провалиться внутрь, каждый раз сдвигая его мимо.

— Ваай цав (Ой, больно - арм.)! – вскрикнула Аделина, отрываясь от поцелуя.

Её щёлка, ловя постоянно ускользающий член, с размаху насадилась на толстую елду, проглотив сразу больше половины. Головка упёрлась в матку, а любовники замерли в этом положении уставившись друг на друга.

— Что случилось? – сказал тяжело дышащий Арсений Петрович. Для него эта игра далась тоже тяжело. Давно уже хотелось засадить член.

— Он там. Внутри. Оказался.

— Ага. Чувствую. Что будем делать? – он качнул членом и Аделина простонала:

— Не знаю....

— Может тогда так немного побудем? Попозже ещё потренируемся?

— Ладно, - тяжело дышащая Аделина, кажется постепенно приходила в себя.

Арсений Петрович хотел, чтобы она в полной мере осознала, что самостоятельно насадилась на его орган. Поэтому, как бы ему не хотелось продолжить трахать эту жопастую армянку, решил сначала поговорить.

— Не удержалась? – добавив в голос сочувствия, спросил он.

— Не знаю, - глядя в расширенные глаза Аделины можно было и правда поверить в то, что она сама не осознаёт, что здесь произошло.

— Как так? Не помнишь, что ты делала?

— Помню. Но... как будто это была не я. Я не должна была себя так вести, да?

— Не знаю. Ты мне скажи. Может быть ты после этого стала меньше любить мужа?

— Нет.

— Может быть из-за этого ты стала плохой матерью или хуже справляешься с работой.

— Нет. Почему?

— Тогда мне кажется, нет никакой разницы. Ты всё та же очень красивая женщина. Любящая жена и мать. Просто ты немного больше узнала о своих желаниях, которые скрывала даже от себя.

— Но ведь это неправильно! – от отчаяния у Аделины даже выступили слёзы. Как этот такой взрослый и всё понимающий мужчина не может понять таких простых вещей.

Но вместо ответа она почувствовала, как внутри неё вздрогнул член и большие ладони легли на её ягодицы. Приподняли вверх и вернули на место.

— Неправильно, что он оказался там? Или то, что мы вот так на половине пути остановились? Или то, что мы в таком виде пытаемся выяснить, что такое хорошо, а что такое плохо?

— Я не знаю. Всё неправильно! Почему со мной вечно какая-то ерунда происходит? – от отчаяния хотелось плакать и одновременно хотелось, чтобы эти сильные руки ещё раз сделали то же самое.

И руки не заставили себя ждать. Совсем чуть-чуть на считанные сантиметры приподнимая Аделину и покачивая на толстом конце, который туго натянул её складочки и сейчас как будто расправлял изнутри. А слова мужчины говорили совсем обратное:

— Ну давай тогда просто встанем и оденемся. Так ты будешь чувствовать себя лучше? Сможешь просто выкинуть из головы то, что сейчас произошло? Ты же знаешь, как я к тебе отношусь. Я просто хочу, чтобы тебе было хорошо. А ещё хочу поцеловать мою маленькую милую принцессу. Давай разочек поцелуемся, а потом как ты скажешь, так и будет.

И Аделина сама потянулась к губам мужчины, который так и продолжал покачивать её попку на своём конце. Через минуту она решила, что вот-вот оторвётся от губ мужчины, а ещё через несколько мгновений все мысли снова улетучились из её головы. Она уже сама приподнимала свой упругий зад и даже вращательными движениями пыталась разместить внутри себя этот великоватый для неё член поудобнее. А Арсений Петрович, когда она оторвалась от его губ и принялась стонать, закрыв глаза и откинув голову назад, стал вылизывать её крупные соски с большими тёмными ореолами.

— Сладкая! – Арсений Петрович поднялся на ноги и, не снимая Аделины с члена, пошёл в другую комнату.

С каждым шагом этот толстый член вминал внутренности Аделины внутрь, вызывая какую-то сладкую боль, и она сама не могла бы ответить, чего ей больше хочется, чтобы её сняли с этого кола или так и продолжали мучить, растягивая изнутри.

— Милая! – он аккуратно положил её на кровать, так, чтобы попка оказалась на самом краю и неспешными и глубокими движениями продолжил вгонять в неё член. При этом Арсений Петрович отлично чувствовал глубину её вагины и не пихал член слишком глубоко, постепенно и очень аккуратно разрабатывая армянскую норку под сибирский корень.

Устав стоять на полусогнутых, он забрался коленями на кровать, легко, как куклу передвинув завывающую от полноты ощущений Аделину. Перевернул набок и продолжил сношать её, иногда качая членом из стороны в сторону, как будто хотел ещё сильнее раздолбить и так растянутую и распухшую вагину.

— Авелин! Айо! Сирелис! Воркан лав эм ес! (Ещё! Да! Любимый! Как мне хорошо! – арм.), – Арсений Петрович не знал слов, которые вырывались изо рта впавшей в какой-то транс, как оказалось, очень горячей и чувственной женщины. Но ему и не требовалось перевода. На её лице явно были написаны все её чувства.

Его бёдра бились об аппетитные ягодицы армянки, одной рукой он держал крепко за её плечо, а другой так же крепко держал бедро толкая попку навстречу своему члену. Глядя на это, ему захотелось шлёпнуть по её заднице и проверить реакцию. Что он и сделал. В ответ услышал громкий стон Аделины, не имеющий ничего общего со стоном боли.

— Нравится? – спросил Арсений, но ответа не последовало, он шлепнул ещё раз, – Не слышу ответа! – более жестко сказал мужчина. Он понимал, что она уже в его власти и собирался продолжить устанавливать свои порядки.

— Дааа, – почти прокричала Аделина.

Член Арсения растягивал её киску. Монотонные удары мяли матку. Было одновременно и больно, и сладко. Все мысли её сейчас были там. Она прислушивалась к ощущениям. От его шлепков она, как будто, выходила из транса, а потом снова погружалась в него с новыми ощущениями.

— Мне тоже это нравится, трудно сдерживать свои желания глядя на такую попку, её надо хорошенько отшлёпать, ты же согласна со мной? – снова тяжелая ладонь Арсения приложилась к нежной кожи Аделины, уже покрасневшей от такого обращения.

— Даааа, согласна! – невнятно пролепетала Аделина.

— С чем согласна? Громче? – командным голосом произнёс Арсений.

— С тем, что её надо отшлёпать, – быстро ответила Аделина между стонами.

— Умничка! Хорошая девочка! А теперь встань раком, – сказал Арсений, снова шлепнув по ягодице армяночки.

Ему нравилось, как она подрагивает от его ударов. Напротив, кровати, стоял шкаф-купе с зеркалом на всю его высоту. Арсений поставил в коленно-локтевую позу армяночку, так чтобы зеркало было напротив неё. Он хотел видеть её лицо и груди, но главная его цель, чтобы она сама видела и себя, и его во время того как он будет иметь её.


Хочешь читать раньше других - подписывайся на канал t.me/xxxstoryhub

Для обратной связи можно использовать почту bog-09@yandex.ru


76275   88 23380  375   11 Рейтинг +9.88 [61] Следующая часть

В избранное
  • Пожаловаться на рассказ

    * Поле обязательное к заполнению
  • вопрос-каптча

Оцените этот рассказ: 603

Золото
603
Последние оценки: драматург 10 val333 10 Mihail89 10 jgthfnjh 10 Lord_Nikon 8 ANOX 10 luciy312 7 bjrk2023 9 13mal4ek 10 Anton979 10 Иллистор 10 Роланд 10 Cooltma 10 ssvi 10 Stakan 10 ARTUR777 10 8852 10
Комментарии 5
  • %C5%E2%E3%E5%ED%E8%E9528
    24.05.2023 16:37
    Ну вот и всё, порвали ей целку😉👍 теперь дальше мжм👍

    Ответить 3

  • %CA%E0%EB%E8%F2%E0
    02.06.2023 00:09
    Новое проявление расизма (антисемитизм - тот же расизм, русофобия - то же самое) - арменофобия, человека ненавидят из-за происхождения. В Армении до сих пор есть обычай "красного яблока" - невесту возвращают родителям, если она не целка. Армянки прочно придерживаются мужа, просто исторически сложилось, что армянская вагина приспособлена к армянскому, обычно большому, органу. Армянки очень верные, даже если у них муж не армянин.

    Ответить 1

  • MIG
    МужчинаОнлайн MIG 11629
    02.06.2023 06:07

    В славянских девушках издревле ценились чистота и непорочность. Ужасно видеть в рассказах наших писателей, как славянские девушки занимаются сексом вне брака. Особенно ужасно, когда кто-то говорит, что они снимаются в порно. Этого просто не может быть - славянские женщины очень верные, даже если у них вообще нет мужа. Я думаю, что это семитский или армянский заговор, с целью очернить их.

    Ответить 14

  • %CA%E0%EB%E8%F2%E0
    02.06.2023 06:40

    Обожаю славянских девушек. Они красивы и почти безотказны даже в браке.

    Ответить 0

  • MIG
    МужчинаОнлайн MIG 11629
    02.06.2023 06:50
    Старое проявление расизма :)

    Ответить 14

Зарегистрируйтесь и оставьте комментарий

Последние рассказы автора MIG

стрелкаЧАТ +10